Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

инфор

обращение к читателям

на вопрос, для кого я всё это пишу, который время от времени задают посетители моего блога, отвечаю: это всё я пишу для себя, мой блог - это мой личный дневник, куда я записываю то, что мне кажется необходимым, так, как считаю нужным, если у кого-то мои записи вызывают раздражение, насмешку, желание меня лечить и учить или ещё какой-нибудь деструктивный аффект, то этому человеку разрешаю меня не читать, всем будет только лучше
комод

записки "пикейного жилета": облом

хотел было влезть в дискуссию на странице АОМ о конфликте больших состояний и влиятельных медиа (будто бы деньги сами по себе теперь ничто), потом не стал: позиция автора типична для одной из сторон конфликта, тогда как я сам не вышел погонами, за мной нет ни того, ни другого, стало быть, нет и роли в спектакле, могу только аплодировать или кидаться тухлыми яйцами, а мне оно зачем? - тем более, что про деньги, которые действительно «сами по себе», помимо места в системе, необходимых для этого личных «повязок», бэкграунда, как теперь говорят, и прочего такого, нам уже рассказали в замечательном фильме "No Land for Old Man", влиятельные медиа это тоже большие состояния, только что поддерживающие альтернативный проект

собственно, Д.Т. очень серьёзный облом для множества очень серьёзных людей, отсюда их реакция на результат выборов, ничего другого, по-моему, за тамошней и не только кампанией в медиа нет, такой же точно облом сулят и наши местные конфликты вокруг agenda предстоящих выборов, фигура Н. тут только один из факторов, дестабилизирующих контекст, хотя и достаточно сильный, чтобы вызвать реакцию медиа, есть мнение, кстати, что за ДТ тоже далеко не только его собственные деньги, но и лидеры IT-индустрии, а это уже конфликт совсем другого уровня
праща

сравнительное науковедение

две информативные дискуссии, в которые я имел неосторожность ввязаться:  dmatveev.livejournal.com/25129.html , ashkerov.livejournal.com/283960.html; простое сравнение имеющегося "речевого материала" показывает, что по крайней мере в данном конкретном случае богословы не в пример более внимательны по отношению к тому, что, собственно, говорит оппонент, менее озабочены собственными притязаниями на "дискурс мэтра", реже обращаются к стратегии, в определённых кругах именуемой "взять на горло", и в целом лучше подготовлены к диалогу, нежели египтологи и философы
кепка

читая фленту

по-моему, стоит вернуться к весьма информативной дискуссии farma-sohn.livejournal.com/574464.html, в особенности - к её финальным репликам: сколько понимаю сам (не факт, как всегда, что правильно), предметом дискуссиии между хозяином журнала и его анонимным гостем (предположительно - героем исходного вопрошания) является та же самая дилемма "думать или прыгать", которая сформулирована в приснопамятном гамлетовом монологе и разыгрывается в цитируемом здесь старом анекдоте, между тем, vita contemplativa, очевидно, предполагает так называемые "независимые источники дохода", т.е. возможность жить за чужой счёт (налогоплательщиков, родителей, супруга или даже супруги, рабов, наконец), которая никогда не бывает гарантированной и пожизненной (это, пожалуй, одна из наиболее распространённых утопий, возможно даже - инвариант и "предполагаемые обстоятельства" всякой возможной утопии), тогда как vita activa, в силу ограниченности ресурсов, которыми располагает всякий реальный "действующий субъект", и несовершенства всего, что партикулярный индивид может придумать или сделать, предполагает различные чисто политические компромиссы, а это значит - вполне реальную перспективу соблазниться сделкой с "князем мира сего", как это когда-то уже произошло с доктором Фаустом и по-прежнему непременно происходит с каким-нибудь из героев любого популярного телесериала, более того - конфронтация с подобной дилеммой вполне может рассматриваться как "странствие через Лабиринт", единственной реальной, т.е. осуществимой в границах эмпирической биографии, а не чисто умозрительной, стратегией которого является перманентная итеративная смена ориентации ("землю попашет - попишет стихи"), а также воспитание стойкости к соблазнам, чего отнюдь не предполагает секулярная культура

a propos, один из наиболее давних и по-прежнему актуальных прецедентов сравнительно успешного преодоления дилеммы "vita activa/vita contemplativa", если и когда она возникает, можно найти у Саши Чёрного, а также вот здесь: community.livejournal.com/social_world/133632.html; чем по существу всякого рода "хлеб, вино и котлеты", которыми живут венские бомжи, отличаются от правительственных или, тем более, частных грантов - не знаю, разницы не вижу
это я

религиоведение

предыдущие выпуски: rencus.livejournal.com/114141.html  rencus.livejournal.com/114333.html  rencus.livejournal.com/114491.html  

Ряд такого рода примеров без труда можно было бы продолжить, а комментарии к ним – расширить (отметив, например, что в психологии, социологии и лингвистике попытки разработать методологию, позволяющую вовсе избавиться от интроспекции, т.е. обращения к собственному непосредственному опыту аналитика, даже привели к дискредитации чисто объектного взгляда на поведение), однако и так очевидно – помимо достаточно глубокого и хотя бы эмпатического «погружения в контекст» сколько-нибудь корректное религиоведение невозможно – если оно, конечно, знание о какой-то реальности, а не разновидность демагогии или вовсе досужая болтовня.

Чтобы и вовсе не оставить места для возражений по существу вопроса, отмечу, что инициаторы любой исследовательской программы, определившей предмет и перспективу религиоведения, как правило (по-моему, даже без исключений) обладали весьма основательным собственным опытом религиозности: это всё либо реальные, социально активные представители той или иной конфессии (и даже клирики - как В. Шмидт, Р. Отто, П. Бергер), либо светские мыслители, очень тесно связанные с этой конфессией родством и условиями социализации, как Э. Дюркгейм, М. Вебер и наиболее заметные представители «научного атеизма»; более того, есть немало свидетельств, согласно которым идеологемы агностицизма, позитивизма или атеизма сформировались в том же контексте и на основании такого же опыта.

Из всего этого, конечно, не следует, что религиоведение – псевдоним богословия, к тому же любительского, или что здесь отменены общепризнанные, исторически хорошо удостоверенные правила интеллектуальной гигиены – от очень сложных, практически неисполнимых во всей полноте (типа «преодоления естественной установки» или пресловутой «свободы от ценностей») до самых простых, известных любому «технарю»; тем не менее, очевидно, что на практике исполнение этих или подобных им правил – совсем не такая простая задача, как это кажется любителям деклараций, за которыми нет ничего, кроме эдипова комплекса и обычной бытовой антипатии к «людям Церкви».

Там, где к правилам интеллектуальной гигиены относятся всерьёз, решение указанной задачи достигается куда более сложным и трудоёмким образом – при посредстве специализированных аналитических парадигм, определяющих «оптику» и «язык» исследования, прежде всего – феномены, которые рассматриваются как первичные «единицы наблюдения», а также номенклатуру и способ эмпирической регистрации переменных, образующих так называемые «объяснительные модели»; об этом, однако, в другой раз.

кобра

перспективы модернизации

Как выяснилось, доступ в интернет - тоже слишком серьёзная проблема, чтобы доверять её решение специалистам в области computer science; новая идиома, почерпнутая из диалога с оператором "Стрим": не пингуй мне модем!
кепка

фокусы и фреймы

начало см.: rencus.livejournal.com/26167.html   rencus.livejournal.com/26836.html  
                       rencus.livejournal.com/27764.html   rencus.livejournal.com/29557.html

Как видим, между дискурсом «учёного» и обычными фокусами или анекдотами достаточно много общего (недаром же слово "теория" изначально появилось в практике античного театра), софисты, наверное, были первыми, кто это заметил, а Роберт Мертон – последним, кто с этим не согласился; более того, деинституционализация science, например - в зоне её пересечения с mass media, это изначальное сродство науки и театра или даже цирка естественным образом выставляет напоказ.

На мой взгляд, пресловутая «верификация» становится проблемой именно в таком двусмысленном и отчасти даже скандальном контексте: сам по себе факт «очевидности», безусловно, ничего не доказывает, это хорошо понимает каждый, кому доводилось наблюдать за работой опытного фокусника или сталкиваться с умелой фальсификацией данных (в старинном, до-попперовском значении этого термина), однако и пресловутый «здравый смысл» тоже не позволяет идентифицировать реальное «открытие», распознавая его в потоке различного сорта интеллектуальных фантазий, иллюзий или притязаний, в том числе психотических; сколько я понимаю, проблема, которую пытался решить Роберт Мертон, инициируя свою личную программу исследований в области социологию науки, состояла именно в том, чтобы обнаружить «reward system», способную выполнять соответствующие функции.

В отличие от этого, представители «европейской» социологии науки исходили из того, что социальные функции, связанные с демаркацией реального "открытия" и разнообразных девиантных форм дискурса, на практике выполняет традиция (которую они вслед за Томасом Куном обозвали «парадигмой»), сложившаяся в той или иной области исследований, тогда как действительно интересной проблемой являются так называемые «парадигмальные сдвиги», т.е. локальные инновации в языке и методе исследования. Тут мы опять возвращаемся к вопросу, постановка которого одним из моих читателей спровоцировала весь этот дискурс о «фокусах и фреймах»: что, собственно говоря, меняют различия в «способе говорения», с которыми сопряжено формирование любой новой области исследований, в социологии или даже религиоведении с той же обязательностью, что и в математике или физике?

На этот вопрос я позволю себе ответить ссылкой на Л.С. Выготского: что не артикулировано в речи, не может быть предметом рефлексии, а что не может стать предметом рефлексии, так или иначе останется за границами обыденного «здравого смысла», стало быть – любая «трансгрессия», т.е. изменение или преодоление традиции (в этом, сколько я понимаю, и состоит институциональная функция науки), прежде всего требует инноваций в языке, которые уже затем (если они валидны) приводят к появлению нового метода.

кепка

фокусы и фреймы

начало см.: rencus.livejournal.com/26167.html  rencus.livejournal.com/26836.html  rencus.livejournal.com/27764.html

Как верно заметил один из моих читателей, у анекдотов, опытов Галилетона с пером и золотой монетой, падающими in vitro одновременно, а не так, как мы привыкли видеть «в реале», и обычных цирковых фокусов есть нечто общее: любая из этих практик вполне может рассматриваться как способ порождения особых перформативных контекстов, обозначаемых метафорой «double bind», или «двойная повязка»; Грегори Бейтсон связывал с ними развитие шизофрении, однако несоизмеримость «здравого смысла» и «обыденного опыта» вполне может рассматриваться как инвариант особого класса «затей», для обозначения которых уместно использовать слово «аттракцион», в том числе технических устройств или социальных практик.

Этим классом «затей» некогда специально занимались теоретики кино, что вполне понятно: «схизмогенез» придаёт любому зрелищу качество, помимо которого сколько-нибудь заметный успех у публики невозможен – способность привлекать и удерживать внимание зрителя; говорят, будто бы кастинг фотомоделей и «вешалок» осуществляется именно по этому критерию. Между тем, хорошо известно, что главным (если не единственным, достоверно установленным) условием «аттрактивности» какого угодно зрелища является пресловутое conjunctio oppositorum, т.е. перформативные контексты, предполагающие несоизмеримость «здравого смысла» и «обыденного опыта» как собственный конструктивный принцип; в быту они встречаются достаточно часто и на них указывает множество идиом, каждая из которых заслуживает исследования.

В самом общем виде конфронтацию с любым из таких «схизмогенных» перформативных контекстов можно представить как поединок с горгоной Медузой: всякий, кто сподобился её увидеть, впадает в оцепенение, т.е. утрачивает вменяемость и дееспособность, а это и есть самая общая характеристика функций, ради исполнения которых создается «аттракцион». В тех случаях, когда «поединок с горгоной» определяет условия социализации, он становится предпосылкой «шизотипических расстройств личности», о которых можно почитать у В. Руднева; осторожная и кратковременная экспозиция такой проблемной ситуации (например, демонстрация фокуса или публикация анекдота) вызывает изменение личностного «фрейма» и психологическую разрядку.

tbc