Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

инфор

обращение к читателям

на вопрос, для кого я всё это пишу, который время от времени задают посетители моего блога, отвечаю: это всё я пишу для себя, мой блог - это мой личный дневник, куда я записываю то, что мне кажется необходимым, так, как считаю нужным, если у кого-то мои записи вызывают раздражение, насмешку, желание меня лечить и учить или ещё какой-нибудь деструктивный аффект, то этому человеку разрешаю меня не читать, всем будет только лучше
комод

exercices in political theology: экономика дара (чаевые)

читая всякие книжки о взаимоотношениях хозяина и слуги, а их в европейской литературе очень много, это целый особый жанр, можно понять, в какой социальной реальности сформировалась практика чаевых: в этой реальности слуга вовсе не наёмный работник, а член семьи, но неполноправный, когда-то, скорее всего, слугами становились дочери, которые не смогли выйти замуж, и сыновья, непригодные ни к военной службе, ни к бизнесу, семья должна была о них заботиться, а они в благодарность должны были помогать семье чем и как могут, потом в состав этого контингента стали кооптировать посторонних, и так постепенно сформировался особая категория членов семьи, которую в прежние времена называли "домочадцы", она-то и послужила образцом, по которому строились отношения хозяев со слугами

официанты в трактирах и ресторанах попервоначалу были временными слугами посетителей, а не наёмными работниками заведения, их функция состояла в том, чтобы помогать посетителям чем и как могут, поэтому и платили им в том же самом режиме, в каком платят слугам, вот этот жест заботы о человеке, который на время застолья наделяется статусом домочадца, и есть чаевые
комод

exercices in political theology: экономика дара и рынок

термины "восточный базар" и "западный рынок", конечно, метафоры или даже идиомы, указывающие на характерные сценарии интеракции между сторонами акта купли-продажи, сценарии вполне узнаваемые и, разумеется, характерные для любого общества, где есть торговля какими-либо активами, отдельный интересный вопрос, почему эти сценарии именно таковы, лично я думаю, что это различие между контекстами институциональных и чисто личных отношений, вопрос о происхождении денег, следовательно, это вопрос об условиях, необходимых для превращения какой-либо социальной практики в институт, ещё, наверное, можно предположить, что "западный рынок" находится в центре конкретных локальных систем обмена, а "восточный базар" на их периферии, но это уже пробовать надо

a propos, "восточный базар" с его этикой частной сделки и дискриминацией покупателей по признаку "свой/чужой" порождает куда более заметные и чувствительные формы неравенства, нежели "западный рынок", на это указывают, в частности, параметры статистических распределений, характерных для того и другого
комод

exercices in political theology: экономика дара

наиболее примитивной и, так сказать, аналитически первичной является, очевидно, экономика натурального домашнего хозяйства, истинная экономика дара (отсюда, в частности, идиома «дары природы»), которая заведомо не предусматривает никакой торговли, во всяком случае, именно к ней человек возвращается (если, конечно, сумеет и есть возможность) в ситуациях кризиса, когда более продвинутые изводы экономики рушатся, более того, именно такая экономика определяет первичный социальный опыт всякого человека, поэтому в тех случаях, когда её достаточно или ей нет альтернативы, вот как у аборигенов Тасмании, Огненной Земли или у каких-то других изолятов (таким изолятом, конечно, может оказаться и какая-нибудь теперешняя семья), ничего другого попросту не возникает, натуральное домашнее хозяйство сохраняется сколько угодно долго

ситуация, очевидно, меняется, только при условии какой-то катастрофы (природной, социальной, политической, техногенной), когда исторически сложившийся и привычный формат натурального домашнего хозяйства становится недостаточным, возникает острая и конкретная нужда в каких-то дополнительных единицах потребления (например, в одежде и провизии, как на территориях, пострадавших от землетрясения, или в огнестрельном оружии, как у индейцев после начала колонизации), вследствие которой человек поневоле «выходит из комнаты», по слову поэта, т.е. вынужден вступить в отношения обмена с какими-то чужаками, в онтогенезе такой катастрофой, очевидно, является пресловутая «травма рождения», которую артикулирует на дискурсе мифологема «потерянного рая» как примордиальной зоны комфорта, говорят, человек всю жизнь хочет туда вернуться, это будто бы даже инвариант любых других желаний

исторически это действительно какая-то катастрофа, которая провоцирует сначала крупномасштабный экономический и политический кризис, а затем и необратимый кризис идентичности со всеми его издержками, включая недопустимо высокий уровень всяческих социальных патологий, вынуждая таким образом к возвращению в "лоно" натурального домашнего хозяйства, но уже на уровне общества в целом, а не семьи, потому что сколько-нибудь развитое разделение труда делает человека, особенно горожанина, его заложником, отсюда уже конфликт города и деревни, оседлого населения и номадов, законопослушных обывателей и человека с ружьём, остающийся трансисторическим инвариантом любой подобной катастрофы, а также диспозитив его обычного разрешения на практике - особая экономика «дара», т.е. централизованных экспроприаций, которую заведомо предполагает и блистательно оправдывает теократия
комод

exercices in political theology: экономика рынка

человек выходит на рынок вовсе не потому что образовались какие-то излишки, как нас тому много лет учили марксисты, совсем наоборот, человек выходит на рынок (или вообще в публичное пространство) оттого, что образовалась какая-то существенная недостача, какое-то желание, которое невозможно исполнить "домашними средствами", именно в такой ситуации ханаанеянка начинает домогаться внимания и милости Иисуса, аддикт, страдающий от похмелья или ломки, несёт на продажу что найдёт или украдёт, ну а человек обыкновенный и законопослушный идёт на рынок, куда несёт что-нибудь такое, чем можно пожертвовать ради исполнения этого своего желания: грибы и ягоды из леса, овощи и фрукты с огорода, те же шкурки соболя или, наконец, деньги, универсальный эквивалент всякой возможной жертвы

фундаментальный технический принцип всякого возможного, как считал Мосс, жертвоприношения, "даю, чтобы ты дал", это одновременно принцип рынка, потому что любая конкретная операция купли-продажи есть прежде всего следствие какой-то пограничной ситуации, которую исчерпывающим образом моделирует выражение "хочу, но не могу", выход на рынок даёт или не даёт желаемый результат по причинам, от продавца не зависящим и ему по большей части неведомым, изначально это всегда опыт удачи, который авансом или задним числом, уже когда как, оформляется как жертвоприношение древнему греческому богу Гермесу, покровителю не только торговцев, но и воров, хитроумных мошенников, вот как его внук или правнук Одиссей, и прочих "фаворитов луны", выражение "дар Гермеса" когда-то в зависимости от контекста означало счастливую находку, рискованную, но удавшуюся торговую сделку или, уже как эвфемизм, результат успешной кражи, там некогда бывал и я, но вреден рынок для меня

говорят, у отечественных бизнесменов, особенно из тех, кто быстро "приподнялся" и далее претендует на лидерство, одно время в ходу было такое состязание, по сути дела, ритуал инициации: человека в нетрезвом и голом виде выбрасывали из автомобиля где-нибудь ночью в незнакомом месте, и надо было вернуться домой или добраться до какого-то контрольного пункта, не обращаясь за помощью к знакомым или полиции, так вот, первое, что должен был сделать такой человек (так, во всяком случае, уверяют телесериалы, да и соображения здравого смысла тоже), это украсть или выпросить одежду и какие-нибудь деньги, иногда даже какие-нибудь документы, как при побеге из мест лишения свободы, а это вопрос либо особого дарования, либо и вовсе удачи, они-то, а вовсе не инструментальная рациональность, и есть истинное начало всякой возможной рыночной экономики
комод

exercices in political theology: экономика дара

то есть, Мосс прав только в том отношении, что жертвоприношение это дар и что древние не знали никакой другой экономики, но это и так очевидно, прочее либо этнография, либо домыслы, действительно интересный вопрос это непосредственная, тесная и повсеместная связь жертвоприношения с дивинацией: понятно, что пророчество это милость, но надо добавить, что это милость, которая спасает от неминучей смерти, тогда жертвоприношение не магия, а только возврат долга
комод

exercices in political theology: экономика дара

всё-таки "Наше счастливое завтра" замечательный телесериал, прямо-таки заключение патологоанатома о причинах крушения советского государства: интригу этого телесериала определяет конфронтация двух героев, один из которых "теневик", ставший влиятельным бизнесменом, а второй музыкант, ставший сначала вором-карманником, а потом, после травмы, которую ему причинил антагонист, лидером преступного сообщества, советское государство, по версии создателей телесериала, с которой я в целом согласен, рухнуло именно потому, что "экономика дара" с самого начала рассчитана на идентичности, которые востребованы только во время войны, в мирное время им нечего делать, кроме как затевать какие-нибудь свои частные войны

в принципе, этот диагноз есть уже в балабановском "Брате", даже в старом советском фильме "Парад планет", только что не сформулирован внятно, более того, строго в той же логике действует и гоголевский Тарас Бульба, это вовсе не какой-то новый тип человека, возникший только в самое последнее время
комод

чисто так, о погоде

прочитавши у Григорий Ревзин про "гаражную экономику" как потенциальный драйвер всяческого рода инноваций, вспомнил, как в начале 60-х, а затем в конце 80-х аппарат ВЛКСМ пытался работать с "неформалами" и что из этого реально вышло, ещё, конечно, подумал, где и как надо было прожить жизнь, чтобы всякое такое было открытием
комод

exercices in political theology: экономика дара

замечательным образцом "экономики дара", очевидно, является советская экономика: её фундаментальным отношением является совершенно иррациональная, даже мистическая (её не удалось рационализировать ни экономистам, ни руководителям трудовых коллективов) связь между "золотым дождём", который проливается на актора пятого и двадцатого числа каждого месяца, с одной стороны, и "служебными обязанностями", которые надо выполнять, с другой, жертвуя всем, чего потребует "производственная необходимость", предельным и чистым случаем такой экономики является, конечно, концлагерь, где "золотой дождь" выглядит как пайка, позволяющая какое-то время оставаться в живых, а "служебные обязанности" как жертвоприношение, о смысле которого лучше не задумываться вовсе, в такой экономике, очевидно, деньги только компенсация дефицита средств насилия, если их достаточно, денег можно совсем не платить

то есть, некоторым, конечно, удавалось вырваться за границы такой экономики куда-нибудь, где платили именно что за труд или даже за способность к труду, т.е. квалификацию и талант, но это была привилегия, которой наделяли по большей части в обход нормативного распорядка, например, в пионерлагере, отпуская купаться в "мёртвый час", или на заводе, привлекая к исполнению какого-нибудь выгодного и срочного "теневого" заказа, но это уже был ещё и вопрос доверия
комод

опять про деньги

чистый случай денег, не обременённых какими-либо юридическими конвенциями или бытовыми потребностями, наверное - редкие монеты, вышедшие из обращения, но сохранившие "покупательную способность", оттого-то они обычно и стоят много дороже номинала, никогда не был нумизматом или антикваром, даже не пробовал, поэтому судить о мотивах этого занятия, тем более, глубинных, не могу

подозреваю, однако, что таким мотивом является то самое тщеславие выжившего, о котором Элиас Канетти в книге "Масса и власть", надо бы, наверное, перечитать и "Скупого рыцаря", и "Венецианского купца", ещё, пожалуй, надо заметить, что такая монета при прочих равных условиях тем ценнее, чем более случайным является обстоятельство, сделавшее её редкой

более того, вглядываясь в прошлое, понимаю, что лично у меня такое вот "понимание денег", которое позволяет обходиться с ними эффективно и правильно, как того требует рыночная экономика, отсутствовало всегда, деньги для меня всегда были "даром Гермеса", а не искупительной жертвой, теперь, конечно, не поправить уже ничего

вспомнил, кстати, что сон, в котором человек видит монеты, обычно трактуется как предвестник слёз