Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

инфор

обращение к читателям

на вопрос, для кого я всё это пишу, который время от времени задают посетители моего блога, отвечаю: это всё я пишу для себя, мой блог - это мой личный дневник, куда я записываю то, что мне кажется необходимым, так, как считаю нужным, если у кого-то мои записи вызывают раздражение, насмешку, желание меня лечить и учить или ещё какой-нибудь деструктивный аффект, то этому человеку разрешаю меня не читать, всем будет только лучше
комод

перечитывая Д.Винникота

самая жуткая версия перехода по Д.Винникоту, безусловно - дети, чья мать умерла родами или от них отказалась, он такие случаи даже не рассматривает, потому что они не вписываются в его теорию промежуточных объектов как субститутов материнской груди, точнее, вписываются, конечно, но как-то совершенно иначе, думаю, что к глубоким и стойким аддициям от трансовых состояний склонны как раз такие

самую первую свою пограничную ситуацию человек, очевидно, переживает при родах, от отказа систем жизнеобеспечения где-то перед началом схваток до глубочайшего, практически терминального кризиса к моменту появления на свет, воспоминание о котором, скорее всего, и артикулировано как мифологема "первичной катастрофы", соответственно, самый ранний транзит, который нам приходится совершить, это совладание с тотальной депривацией и беспомощностью новорожденного, что прежде всего предполагает идентификацию собственного тела как промежуточного объекта, замещающего материнскую грудь

лично мне важен вот именно этот схематичный сценарий, фабула перехода, которая, как говорится, многое объясняет, а вовсе не разные конкретные факты, которые я по жизни знаю и так

никто из психотерапевтов (ну, почти) реально не был там, откуда приходят и куда уходят их пациенты, в той повседневности, где возникает состояние немощи/неволи, немногого стоят и их оценки

Винникот, конечно, обладал потрясающей эмпатией и на дух не переносил мамаш, это позволило ему понимать детей, проблемы пубертата и подростков он понимает не в пример хуже

подросток тоже нуждается в сепарации, однако, в отличие от младенца, не от матери, а от семьи, для этого тоже нужен промежуточный объект, таким объектом является сцена, посредством выхода на которую достигается социальное признание

сирота тем неудобно отличается от нормального человека, что у него/неё в анамнезе не было и даже не могло быть сепарации ни от матери, ни от семьи, просто в какой-то момент за достижением соответствующего возраста исчезла необходимость чего-то такого: можешь - не можешь, а приходится как-то жить

что, собственно, мы знаем о транзите? - из работ психотерапевта Donald Winnicott: что существуют особые диспозитивы транзита, промежуточные объекты; из работ социолога Erving Goffman: что существуют особые диспозитивы транзита, интерактивные фреймы; из работ социолога Michael Mulkay: что существует особые сценарии развития событий, обеспечивающие транзит на практике; наконец, из работ культурантрополога Victor Turner: что существуют особые публичные ритуалы, посредством которых достигается оповещение о состоявшемся транзите и его социальное признание

"по жизни" так получилось, что мне пришлось часто иметь дело с медиками самого разного профиля, и я им всегда доверял, всегда следовал их предписаниям, сейчас думаю, что зря, я бы избежал многих проблем, если бы этого не делал: клиника прежде всего институт полицейский, где-то даже репрессивный, уже потом и постольку место, где лечат
комод

перелистывая фейсбук и читая политаналитику

ЕС, конечно, классическая империя, т.е. политико-финансовый холдинг, в структурном центре которого либерал-демократическая теократия, вот отчего пределы его расширения, как и у всякой "пирамиды", конечны, более того, системный кризис начинается, когда империя достигает своих естественных границ: обществ, которых предлагаемые ею бонусы почему-либо не увлекают

дальше всё строго по Валлерштейну: если в метрополиях империи либеральная демократия - выбор добровольный, то на её периферии он неизбежно становится принудительным, приобретает формат идеологически мотивированной диктатуры, на практике, это, конечно, неразрешимая дилемма и схизма
комод

структурализм, психология и психотерапия

основанием психоанализа как методологии (на мой взгляд, это именно методология, версия системного подхода к исследованию и моделированию повседневных действий, а вовсе не психологическая теория) является, на мой взгляд, понятие der Trieb, или «влечение», т.е. представление о «неведомой силе», изъясняясь в манере старых писателей-романтиков, которая побуждает индивида к различным поведенческим девиациям (в том числе мыслительным и дискурсивным), тогда как апелляция к бессознательному только универсальная схема, которая их объясняет, древние в подобной ситуации апеллировали к демону за левым плечом, куда полагалось сплёвывать в случае чего

никакой особой «психологии» в понятиях психоанализа, конечно, нет, Бахтин, например (или Волошинов), считал, что «бессознательными» на самом деле являются образцы поведения, ценности и понятия, вытесненные на периферию культуры и востребованные только в ситуациях транзита или кризиса, аналогичным образом понятие трансфера только констатация факта: в ситуациях кризиса и в состоянии стресса или фрустрации отношения с незнакомым партнёром (каковым, в частности, является психотерапевт или консультант) строятся по образцу отношений с родителями или замещающими их индивидами, т.е. с теми, кто наиболее существенным образом повлиял на формирование нашей идентичности и хабитуса

отметил бы ещё очевидное (для меня, по крайней мере) сходство между подходом Фрейда к анализу патологии, с которой пациент обращается к целителю, и подходом Леви-Стросса к анализу мифа: оба начинают с коллекции высказываний, обеспечивающих вербальную репрезентацию того и другого, оба ищут правило, или «порождающую грамматику», как сказал бы Хомский, которое позволяет рассматривать эти высказывания как связное и непротиворечивое описание какой-то реальности («нарратив»), оба затем гипостазируют механизм, обеспечивающий формирование и воспроизводство этого правила, Фрейд называет такой гипотетический механизм комплексом, Леви-Стросс структурой, Фрейд пошёл дальше Леви-Стросса, поделив «комплекс» на осознаваемый центр и неосознаваемую периферию, взаимодействие которых объясняет динамику патологий, структуралисты решили ту же самую проблему, дополнив ритуалы, обеспечивающие воспроизводство структуры, обрядами перехода, инновационная волна, которую подняли обе концепции, это их внутренне сродство обнажила, вследствие чего современная культурантропология или пост-классическая социология вполне могут считаться дериватами как одной, так и другой

сближение психоанализа и структурной антропологии, которое уже приходило в голову многим серьёзным представителям как той, так и другой школы, позволяет предположить, что психоанализ, как, почти наверное, и психотерапия вообще, на самом деле такая современная модификация обрядов перехода, точнее - ритуальная практика, направленная на преодоление кризиса идентичности, с её классической триадой функций: “нигредо”, т.е. деконструкция прежней идентичности, предмет сугубого внимания для Милтона Эриксона и его школы, «альбедо», т.е. освоение опыта границы («лиминальности»), отсюда кушетка, внимание к трансферу и гипнотические техники, наконец, «рубедо», т.е. конструирование новой идентичности, более или менее адекватной контексту, специализация коучей

если так, психотерапия отнюдь не обладает монополией на решение подобных задач, примерно те же социальные функции исполняют субкультуры, а кроме того - требует базового образования в совсем другой области, нежели медицина, которого у её представителей обычно нет, отсюда наивные, однако весьма настойчивые попытки закрыться от внешней критики, особенно со стороны социологии, культурантропологии и других bеhavioral science, практически отсутствие рефлексии о методе или понятийном аппарате и прочее такое
комод

вдогонку дискуссии о понятии "народ"

вернувшись в ЖЖ, очередной раз убедился, что в социальных сетях требование доказательств - риторическая уловка и демагогия: читатель либо принимает условия диалога, предполагаемые элементарными навыками общения и явно или неявно обозначенные в исходной заметке, либо это не читатель, а тролль

понятно, что в повседневной речи слово "народ" имеет несколько разных значений, в зависимости от контекста, которые знакомы не только моим оппонентам, но можно было бы и обратить внимание, что речь идёт о значении термина в контекстах социологии, а не вообще
комод

понятие "народ" в контекстах социологии

Предметом социологии, которую излагают в учебниках и преподают в университетах (для простоты назовём её классической), являются «штатные» состояния общества, в которых действуют аутопойэзис и всякие прочие механизмы воспроизводства социальных порядков, именно поэтому в тезаурус социологии не входит понятие «народ», которое приобретает эмпирические референты только в пограничных ситуациях кризиса, терминального или курабельного уже как выйдет. Во всяком случае, выражение «церковный народ», в определённых контекстах расхожее, обозначает именно такой социальный артефакт – или, если угодно, симулякр: сообщество, возникшее вокруг лидера в результате конверсии некоторой совокупности индивидов и объединённое верой в его личную харизму. Известная формула «Ein Volk, еin Fuerer» тоже, в общем, про соотносительность «народа» и «вождя» в ситуациях кризиса или транзита, идентификация какой-либо human population именно как «народа» всегда подразумевает лидера как своё условие sine qua non.

Термин «народ», иными словами, - понятие реляционное, а не субстанциальное, так можно определить любую совокупность индивидов, если её конституирует отношение к лидеру. Всем известна фраза «Мы, народ Соединённых Штатов...», между тем, на момент её публикации численность этого декларируемого «народа» составляла три-четыре десятка человек, объединённых только лидерством Т.Джефферсона и стремлением к независимости от британской короны. Таким же точно политическим артефактом является пушкинский «народ», безмолвствующий в ответ на инициативу правителя, так-то это просто толпа на площади, «мультитюд», как теперь говорят, будь Годунов удачливее, из той же толпы вполне могла бы образоваться нация. Другая известная фраза, «let my people go», или «отпусти народ мой», как обычно переводят её оригинал, именует «народом» тех, кто доверились Моисею и последовали за ним в пустыню, тоже, в общем, бывшая толпа зэков, ушедших в побег. Лозунг советского времени «планы партии - планы народа» опять-таки про лидерство в пост-кризисных политических контекстах, «отщепенец», то есть человек, который этих планов не разделяет и за партией не следует, попросту не входит в объём понятия. Выражение «мои люди», которое часто употребляют лидеры, действующие в самых разных перформативных контекстах, - вполне адекватная характеристика феномена, о котором тут речь.

Так понимаемый «народ» в своём анамнезе, очевидно, – прежде всего субъект «инициативного» террора, попросту говоря, - толпа, охваченная сильным деструктивным аффектом, феномен, который случается наблюдать во времена острого политического кризиса, «вихрь от мысли до курка», по слову поэта. Всякое прочее, что обычно говорится о конкретных эмпирических референтах этого понятия, - классическая мобилизационная риторика, призванная оправдать и обосновать чьё-нибудь лидерство, будь то действующий правитель, вполне законный претендент на трон и корону или очередной самозванный vicarius Dei. Если так, постулат демократических конституций «источником власти является народ» не столько норма законодательства, сколько напоминание о реальной истории государства и неполноте формальных систем.
комод

exercises in political theology

выход "властей предержащих" за границы легальности, тем более окказиональный и спорадический, разумеется, ещё не катастрофа, такое время от времени случается даже в безупречно демократических государствах, однако в качестве тренда он порождает общую атмосферу неопределённости, вот как в СССР на исходе 80-х, тем самым создавая предпосылки для каких-то радикальных перемен в общепринятом "определении ситуации", именно в таких контекстах "отец" внезапно превращается в суку

революция, конечно, начинается вовсе не с акций массового протеста, так начинаются и этим исчерпываются "беспорядки", которые вполне могут оказаться провокацией спецслужб, революция начинается с какого-то громкого скандала, который не только дезавуирует сложившееся "определение ситуации", но и порождает какое-то новое, которое не оставляет "властям предержащим" шансов на легитимное действие, пока я даже перспективы такого скандала не вижу
комод

страницы из дневника, Ljubljana, январь 2019

02.01.2019. небольшая речь в защиту Жени Лукашина: это не слабак и не маменькин сынок, ему просто некуда деваться - кругом друзья, любящие женщины, пост-травматические комплексы и народные традиции, от всего этого не спрятаться, не скрыться, жить в обществе и быть от него свободным нельзя
собственно, фильм "Ирония судьбы" рассказ о покушении на побег из узилища, притом неудачном, только что в утешение зрителю предложен якобы счастливый финал

продолжением мог бы быть фильм "Забытая мелодия для флейты", кстати, того же автора

03.01.2019. вспоминая давешние разговоры о фильме "Ирония судьбы", думаю, что с её центральным героем вполне могла бы в конце концов случиться история, которую рассказывают в американском фильме 1993 года «Falling Down»: однажды он расстрелял бы толпу от бедра из автомата, не разбирая, где там Галя, Надя, мама, друзья или вовсе чужие люди

регулярность показа скорее симптом того, что история и фигура Жени Лукашина по-прежнему актуальны, по-прежнему этакая сфинксова загадка: кто таков этот нетрезвый человек, ненароком забравшийся в чужую личную жизнь?

Ж.Л. лицедей, человек в маске, но не игрок, однажды тёмной ночью, а может, ясным днём он выйдет из засады, и мало не будет никому :)

то есть, он лицедействует не потому, что хочет показаться, а потому, что хочет спрятаться, значит, в ситуациях кризиса будет не прятаться, а наоборот, снимет маску, вспомним хотя бы, как герой ведёт себя в пьяном виде: это совсем не пустой чай

05.01.2019. работу психотерапевта сильно облегчает то обстоятельство, что подавляющему большинству их пациентов есть куда вернуться, лидеры сообщества даже формулируют его миссию именно таким образом: у кого-то есть семья, которая теперь в кризисе, но всё ещё можно поправить, у кого-то круг друзей, который распался, или родные, с которыми утеряна связь, но, тем не менее, отношения можно возобновить, у кого-то был проект, оставленный когда-то из-за всяких житейских обстоятельств, но к нему можно вернуться, у кого-то даже семь поколений предков, имена и даты жизни которых можно восстановить, есть, однако, категория пациентов, у которых ничего этого нет, которым некуда возвращаться, не с кем возобновить отношения и нечего вспоминать или не стоит этого делать, для этих надо придумывать будущее, которое можно реально построить, в котором укрыться и вот оттуда уже, из безопасного и прекрасного далека, если появится желание, вспоминать, восстанавливать связи или разыскивать, если вдруг зачем-то понадобится, корни

самый простой способ решить такую задачу - уехать заграницу, лучше совсем уже в молодые годы, чем раньше, во всяком случае, тем лучше, бывает, конечно, что "уехать заграницу" можно, не трогаясь с места, вот как в "лихие 90-е", но такое случается редко

так называемая "политика памяти", наверное, полезный диспозитив, но только для тех, кому есть куда вернуться, есть прошлое, которое стоит помнить, или отношения, которые можно возобновить, бывшие советские люди, однако, чаще нуждаются в том, чтобы забыть, а не помнить

12.01.2019. фильма "Ирония судьбы" не смотрел давно, могу что-нибудь напутать, но там, сколько помню, есть критически важный эпизод: в самолёте, во время рокового перелёта Москва-Ленинград, центральный герой фильма спит на плече у его автора, тот поначалу с раздражением отстраняется, а потом терпит, как бы такой акт солидарности и чистосердечного признания, что где-то этот фильм про себя самого

на протяжении своей долгой и продуктивной творческой карьеры во всех своих фильмах Эльдар Рязанов, в сущности, рассказывает одну и ту же историю, о судьбе "нового человека" в советском обществе, внимательно отслеживая перемены как в идентичности этого нового человека, так и в его судьбе, такие как бы хорошо камуфлированные вариации на тему старинной детской книжки о посещении зоопарка

поначалу этот новый человек попросту и без затей отождествляется с очередным молодым поколением, которое сплошь здравомыслящее, творческое и раскрепощённое, вполне в духе традиционной соцреалистической киноклассики, а его будущее выглядит сплошной карнавальной ночью, временем срывания всех и всяческих масок, в том числе вынужденных обстоятельствами места и времени действия

потом, однако, концепция поменялась и уже оставалась неизменной до самого конца, переломным моментом, думаю, был фильм "Берегись автомобиля", в котором былые срыватели масок представлены чистой и несомненной театральной условностью, тогда как реальный новый человек выглядит иначе
комод

exercices in political theology: экономика дара (чаевые)

читая всякие книжки о взаимоотношениях хозяина и слуги, а их в европейской литературе очень много, это целый особый жанр, можно понять, в какой социальной реальности сформировалась практика чаевых: в этой реальности слуга вовсе не наёмный работник, а член семьи, но неполноправный, когда-то, скорее всего, слугами становились дочери, которые не смогли выйти замуж, и сыновья, непригодные ни к военной службе, ни к бизнесу, семья должна была о них заботиться, а они в благодарность должны были помогать семье чем и как могут, потом в состав этого контингента стали кооптировать посторонних, и так постепенно сформировался особая категория членов семьи, которую в прежние времена называли "домочадцы", она-то и послужила образцом, по которому строились отношения хозяев со слугами

официанты в трактирах и ресторанах попервоначалу были временными слугами посетителей, а не наёмными работниками заведения, их функция состояла в том, чтобы помогать посетителям чем и как могут, поэтому и платили им в том же самом режиме, в каком платят слугам, вот этот жест заботы о человеке, который на время застолья наделяется статусом домочадца, и есть чаевые