Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

инфор

обращение к читателям

на вопрос, для кого я всё это пишу, который время от времени задают посетители моего блога, отвечаю: это всё я пишу для себя, мой блог - это мой личный дневник, куда я записываю то, что мне кажется необходимым, так, как считаю нужным, если у кого-то мои записи вызывают раздражение, насмешку, желание меня лечить и учить или ещё какой-нибудь деструктивный аффект, то этому человеку разрешаю меня не читать, всем будет только лучше
комод

чисто с утра: снился мне Лабиринт

приснилось, будто послезавтра (не в пятницу 01 сентября, а вот именно послезавтра, во сне ещё была среда) состоится какая-то генеральная аттестационная комиссия, которая меня окончательно изгонит "во тьму внешнюю", где ни друзей, ни заработков, ни интересных затей, хорошо помню вязкие, тягучие диалоги с каким-то начальством, которое мне "предъявляет" что-то такое, чего я попросту не понимаю, и не слушает моих разъяснений, решение о моей экстерминации как бы принято априори и обсуждению не подлежит

интересно, что так называемые "страшные сны" всегда имеют какой-то сюжет, который повторяется на протяжении длительного времени: когда-то мне снилось, что меня преследуют какие-то люди с целью убить (как в поэме "Москва-Петушки"), потом что какие-то люди пытаются выгнать меня из дома, потом что надо сдавать какой-то экзамен, от которого зависит, как и сколько я буду жить дальше, потом что надо преодолеть какую-то водную преграду, теперь вот полностью и окончательно увольняют с работы
комод

dictionary of sociology: displacement

последнее время всё чаще думаю о феномене, который я бы обозначил англоязычным термином «displaced person», т.е. человек, утративший своё традиционное и привычное место в географическом и социальном пространстве, а также сопряжённые с ним статус и социальное амплуа, это вовсе не обязательно маргиналы и уж точно не современные мигранты, что об этом известно, какие есть классические работы?

то есть, какую-то специальную литературу вопроса я знаю, но это всё публикации 30-х и 40-х годов прошлого века, когда тема была достаточно актуальна, что есть сейчас? - вообще, насколько тема displacement'а актуальна сейчас? - или это всё уже «уходящая натура»?

универсальный и биографически самый первый displacement, очевидно - выход наружу из материнской утробы, пресловутая травма рождения, потом отлучение от груди, тоже травма, потом отправка в детский сад, школу, другую школу, в армию, на службу в офис, на заработки в чужую страну и так до самого конца, до возвращения в чрево земли, огня, воздуха, воды или хаоса, кому куда суждено

известно, что типовые displacements оформляют и структурируют так называемые «обряды перехода», которые не только обеспечивают социальное признание транзита из одного перформативного контекста в другой, но и позволяют судить о характере событий, которые с этим связаны («лиминальность» и прочее такое), всякие радикальные формы транзита сопряжены с практиками инициаций, т.е. испытаний, обеспечивающих реальное, хотя и контролируемое, пребывание в пограничной ситуации, спрашивается: может ли сильная телесная боль предупредить и блокировать образование психической травмы?

возможно, инициация устраняет аффекты, связанные с displacement, а вместе с ними и дистанцию относительно нового перформативного контекста, помимо которой никакая инновация невозможна: соответствующие инвестиции либидо блокированы

сколько понимаю, инновации связаны как раз с displacement, а не с маргинальностью или межкультурным контактом как таковыми: Гамов и Дельбрюк совершили свои открытия благодаря переходу из перформативных контекстов физики в контексты генетики, аналогичным образом... (забыл ещё один знаменитый пример), и есть множество поговорок, которые указывают именно на такое развитие событий как типовую модель процесса

запрет на профессию для тех, у кого нет соответствующего базового образования, в сущности - попытка исключить displacement, а вместе с ним и всякого рода инновации в принципе
комод

страницы из дневника: Ljubljana, 2017

04.07.2017. ещё, пожалуй, надо добавить, что полицейское и национальное государство - это такая сладкая парочка, новейшее политическое воплощение близнечного мифа, проекция"маски" и "тени" на институциональные практики власти, одного без другого не бывает

разговаривая с женой за завтраком о перспективах цианотипии как рода занятий и учебного предмета, вспомнил свою давнюю уже "телегу": практика, которая плохо вписывается в сложившийся институциональный репертуар, неизбежно становится развлечением обеспеченных бездельниц или вовсе детской игрой

артефакты, которые позволяет создавать цианотипия, безусловно, аттрактивны, они привлекают внимание, на них интересно смотреть, их получение тоже само по себе аттракцион, собирающий публику, но как это все "монетизировать", обратить в источник статуса и дохода? - кому и зачем это все реально нужно?

если это чисто техника нанесения изображений на поверхность, то где, в какой именно области она конкурентоспособна? - а если самостоятельное искусство, то что она позволяет увидеть такое, чего нельзя увидеть каким-нибудь другим способом?

то есть, цианотипия как техника позволяет достаточно успешно работать в формате так называемой "пикториальной фотографии", в частности, создавать артефакты, по своим эстетическим достоинствам не уступающие традиционным техникам эстампа (одним из классиков этого жанра является Питер Миллер, выставка которого была в галерее имени братьев Люмьер на Стрелке и в Музее Востока), однако это все-таки не самое главное, что привлекает к ней внимание как всякого рода любителей, так и профессионалов, все равно - от изобразительного искусства или фотографии: главное достоинство цианотипии, как это часто бывает, состоит именно в том, из-за чего эта техника когда-то уступила место более продвинутым способам получения и обработки изображений - в непредсказуемости результата, его зависимости от множества случайностей или заведомо неконтролируемых факторов, которое поневоле превращает работу в этой технике в перманентную и тотальную free improvisation, как в наиболее продвинутых областях джаза

на практике это значит, что цианотипия не только простая и удобная техника нанесения узоров на ткани и керамику или открывает определенные перспективы перед теми, кто предполагает работать в формате пикториальной фотографии, но и вполне может рассматриваться как особого рода тренинг на свободу импровизации, позволяющий, в частности, осознать или даже расширить границы собственного мастерства, нетрудно даже представить себе вполне успешного "профи", которому такой тренинг полезен

если цианотипия и вправду искусство, то применительно к ее артефактам справедлива общая трактовка искусства, в том числе искусства фотографии, разновидностью которого является цианотипия, как окна в иной мир, и тогда стоит поставить вопрос, что это за место, куда обсуждаемая нами техника позволяет заглянуть? - вот, например, Sebastiaō Salgado показывает нам места, куда без его фотографий нам, пожалуй, не заглянуть, аналогичным образом Robert Capa или менее известные фоторепортеры показывают нам такое, чего нам самим никогда не увидеть, а что такого же недоступного взору нам показывают мастера цианотипии? - или, что то же самое, позволяет ли эта техника представить известное, тысячекратно уже виденное в ином и странном виде?

соответственно, обучение цианотипии предполагает четыре разных направления, которые, при желании, можно рассматривать как уровни посвящения: (1) обучение технике цианотипии как таковой; (2) обучение технике нанесения узоров на ткань или керамику; (3) обучение основам пикториальной фотографии с использованием цианотипии; (4) тренинги на свободу импровизации

первые за полтора года в Словении меня чуть было не сшиб велосипедист, похоже, это был русский
комод

страницы из дневника: Ljubljana, 2017

07.06.2017. читая обновления на фейсбуке: термин "суверенный" вовсе не является синонимом для "независимый", как многие почему-то считают, это слово означает "неподотчетный никому, только Богу одному", суверенными обычно являются действия и решения, продиктованные как раз самой лютой зависимостью от сложившихся обстоятельств, как это бывает при возникновении чрезвычайных ситуаций, например, в зоне боевых действий или катастрофы, вот почему суверенитет по большей части личный крест и жертва

08.06.2017. иногда все-таки не понимаю: известно ведь, что русская культура на протяжении всей своей истории испытывала самые разные влияния, известно также, что в послепетровский период эти влияния приобрели антитетический характер, "немцы" против "французов", и что после ВВ2 немецкое влияние исчезло, почему - отдельный вопрос, ведь неомарксизм явление глубоко немецкое даже в переводе на американский язык, какой же смысл углубляться в очень конкретные детали этого влияния, заведомо исключая вопрос о его функциях и механизмах?

разумеется, я человек старый, к тому же в душе "технарь", прагматики теперешнего гуманитарного дискурса и вправду не понимаю, однако, на мой взгляд, при таком подходе историческое исследование превращается в "историческую реконструкцию", т.е. чисто сценическое, для публики и внутреннего зрителя, перевоплощение в героев какой-нибудь минувшей эпохи, говорят, это очень интересно и даже захватывает, верю, что действительно так, но все равно не понимаю

интересно, кстати, когда на Руси появились "англичане" и как это влияние менялось со временем? - или вот "японокитайцы", которых в 60-е прошлого века было полно, да и сейчас немало?

из рассказа Джелека Дель Джезу об истории англо-русских связей получается, что в отечественной системе образования базальные социальные конфликты артикулированы как оппозиция "классическая гимназия - реальное училище", тогда как контроверза "немцы - французы", которую тут где-то разбирает Andrey Teslya, только внутренние разборки "гимназистов", сугубо верхушечный и чисто идеологический конфликт

общество, в котором все это происходит, по историческим меркам недавнее, возникло только при Екатерине П, только к этому времени прослеживается какая-то преемственность культуры и понятность истории, далее вглубь веков какая-то ницшеанская бездна, из которой ненадолго выныривают совсем уже мифологизированные фигуры

выйдя с женой на прогулку и за съестными припасами, обсудили результаты двух ее мастер-классов, off-line для детей по дизайну интерьера и on-line по цианотипии для взрослых, пришли к выводу, что сегодня реально востребовано не столько обучение каким-то техническим навыкам или, тем более, трансляция знаний, сколько анимация и аттракцион, т.е. искусство формирования публики, можно даже on-line и под предлогом обучения техническим навыкам

замечаю такое не впервые, однако не понимаю, как к этому относиться и, главное, на этом зарабатывать, такое впечатление, что теперь главным источником дохода стала обналичка социального капитала, может, впрочем, так было всегда, только про это мало кто знал и думал
комод

exercises in political theology: учитель и пророк oncemore

оппозиции "учитель/пророк", очевидно, можно сопоставить оппозицию "знание/миф", как она трактуется у меня в статье "Маргинальные эффекты": учитель оперирует знанием, которое можно доказать или опровергнуть, следуя известным правилам, пророк, напротив, оперирует мифом, т.е. утверждениями, истинность которых непроверяема, им попросту верят или не верят, отсюда, вообще говоря, следует, что пророк - маргинальная фигура, пограничное социальное амплуа, в котором поневоле выступает всякий миссионер или какой-то другой инициатор процесса конверсии

именно так оно, собственно, и было в ЗЕвропе эпохи "варваров", когда складывался институт монархии: племенной вождь, в чрезвычайной ситуации обратившийся к христианству и благодаря этому выигравший какой-то критически важный поединок, поневоле вынужден был действовать как пророк, а не учитель, церковь же в акте коронации как бы подтверждала этот его особый статус, оставалось только осознать, что в иноверном или вовсе языческом окружении церковь тоже пророчествует, а не учит
комод

exercises in political theology: учитель и пророк

иудеи, как известно, знали два типа религиозных лидеров - учитель и пророк («раби» и «наби»), восточная традиция христианства сложилась вокруг фигуры учителя, на практике функционального или даже традиционного лидера, отчего постоянно норовит превратиться в «религию закона», западная же вокруг фигуры пророка (в частности, миссионера), на практике харизматического лидера, отчего постоянно чревата субъективными личными импровизациями, внутренними конфликтами и ересями

пожалуй, надо добавить, что дуализм пророческой и учительной традиций существует в любой хорошо структурированной религии, христианство тут не исключение, и что баланс этих традиций в решающей степени зависит от характера «церковно-государственных», как теперь говорят, отношений: там, где светские и духовные власти сохраняют значительную взаимную автономию, такую же автономию сохраняют и обе названные традиции, в контекстах и перспективе секуляризации, когда доминирует светский властитель, преобладает учительная традиция, в контекстах теократии, когда доминирует религиозный лидер - пророческая

русские старообрядцы, например, до «никоновой» реформы 17 века придерживались очень жёсткого канона, характерного скорее для «религий закона», нежели для «религий благодати», выпав же после отказа принять эту реформу из системы церковно-государственных отношений, сразу же раскололись на множество толков и согласий, сложившихся вокруг какого-нибудь харизматического лидера, примерно такую же эволюцию можно было наблюдать и у пуритан после их разрыва с англиканской церковью
комод

exercises in sociology: "нация" как термин

из позавчерашней лекции в ЦИР РГГУ: значение какого угодно термина можно определить трояким образом - через отношение к объекту как его имя, к другим понятиям как понятие какой-либо дисциплины и через его функцию как перформатива, так вот, нация как объект появилась только в 19 веке, причём в симбиозе с особого рода государством ("nation-state"), нация как понятие до сих пор очевидный изолят, то ли псевдоним каких-то других понятий ("общество", например), то ли вовсе конструкт обыденного сознания, эффективную операциональную дефиницию можно дать только для нации как пограничного идентификационного признака ("тотема"), каковым этот термин и был с самого начала, ещё у древних римлян, отсюда уже сакрализация границ территории и прочее такое