Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

инфор

обращение к читателям

на вопрос, для кого я всё это пишу, который время от времени задают посетители моего блога, отвечаю: это всё я пишу для себя, мой блог - это мой личный дневник, куда я записываю то, что мне кажется необходимым, так, как считаю нужным, если у кого-то мои записи вызывают раздражение, насмешку, желание меня лечить и учить или ещё какой-нибудь деструктивный аффект, то этому человеку разрешаю меня не читать, всем будет только лучше
комод

чисто с утра: истина

когда действительно открывается истина чего-то, что озадачивало, мучило и ставило в тупик долгое время, становятся понятны древние метафоры, которые артикулируют этот момент на дискурсе в чисто оптических терминах - просветление, алетейя, momento de verdad и прочее такое: истина действительно зрелище, оче-видность, in-sight, а вовсе не результат каких-то правильных и понятных действий, скорее классический "дар Гермеса", нежели зарплата наёмного работника, она открывается как дверь в чужое жилище или вход в пещеру с сокровищами, её невозможно ни доказать, ни опровергнуть, можно только продемонстрировать и увидеть - или не увидеть, в зависимости от красноречия человека, узревшего, наконец, истину, и желаний или установок его публики, именно поэтому, наверное, такой человек иногда бросается в жерло вулкана, принимает яд или вскрывает себе вены
комод

чисто так, о погоде

думаю, что известный тезис "прежде совсем не то же самое, что теперь", который я впервые встретил у А.Я.Гуревича в книге о средневековой культуре и часто встречаю у востоковедов, на самом деле такая риторическая уловка: что-то в роде "железного занавеса", позволяющего дюжине посвящённых наглухо отгородиться от критики со стороны
комод

перелистывая фейсбук

перелистывая фейсбук, заметил, что моя недавняя коротенькая заметка о революции как травматическом опыте спровоцировала дискуссию о 90-х, причём у представителей следующего поколения, которое вот-вот или завтра будет реально "решать вопросы", значит, трудился я не напрасно, пусть даже они утопят проблему в собственных бытовых отходах

надо, пожалуй, добавить, что психологическая, а тем более социальная травма вовсе не предмет непосредственного опыта, это концепт и объяснительный принцип, к тому же довольно сложно устроенный, который позволяет рационализировать и понять какие-то наблюдаемые феномены, субъективно совсем не обязательно переживаемые как травма
комод

записки «пикейного жилета»: немного теории

понятно, что у питерских региональных элит давно, ещё в советские времена, сложился проект восхождения на вершину федеральной власти (или, если угодно, продвижения в самый центр «системы») с вытеснением оттуда «днепропетровского», «уральского» и любого другого влиятельного политического клана, первоначально, думаю, даже с возвращением столицы на прежнее место и, не исключаю, восстановлением монархии, отсюда уже возвращение православию статуса государственной религии, понятно также, что у «питерских» существовала целая плеяда разных местных выдвиженцев с притязаниями на амплуа «первого лица», Собчак-отец поднялся на федеральную сцену вовсе не сам собой из ниоткуда, да и П., наверное, вовсе не последний в этом ряду фигур, понятно, наконец, что после отстранения Партии от власти и затем её распада осталась только одна корпорация, способная выработать и реализовать собственный политический проект, а тем более выдвинуть фигуру более или менее умелого правителя, способного, как говорится, «решать вопросы», в таком контексте приз, безусловно, должен был достаться «чекистам» как единственному сколько-нибудь консолидированному сообществу, обладающему политическими амбициями и диспозитивами, тем более что «московские» реально оказались способны только на разговоры, прогулки по бульварам и всевозможные междуусобные разборки, а «международная обстановка», как говаривали в советские времена, не позволила насовсем отодвинуть генералов, в результате, собственно, и сложился теперешний политический режим, функционально и стилистически очень похожий на консервативные военные режимы прежнего «третьего мира», единственной серьёзной проблемой которых, строго говоря, является баланс влияния между генералами и банкирами, а также, разумеется, персона модератора, способного поддерживать этот баланс, остальное фигуры риторики и придворные интриги

проблема, которую, сколько теперь понимаю, попытался решить Маркс, обратившись к исследованию социальной динамики капитала, состоит в том, чтобы понять, как возможен результативный протест, дееспособная оппозиция и, в конечном итоге, политическая революция в контекстах полицейского государства, когда массовые уличные акции по очевидным причинам превращаются в обычный предвыборный зондаж общественного мнения, не более

для Маркса ответом на этот вопрос стала гипотеза о системных кризисах капитализма, в результате которых на какое-то время исчезают самые предпосылки государства как социального института, власть, как говорится, «валяется на земле» и её может подобрать любая целеустремленная команда во главе с эффективным лидером, который знает, как и зачем берут власть, отсюда уже мифологема тотальной мобилизации, политтеология массовых движений и прочее

избавлена ли «система», которая за последние четверть века сложилась (или была построена) в России, от подобного сорта кризисов, разрушающих государство? - нет, конечно, так не бывает, но это отнюдь не капитализм, как его понимал Маркс, местные кризисы совсем иного рода
комод

чисто с утра

будущее, как известно, открыто, а суждения о нём недоказуемы принципиально, поэтому суждения о временах "после П." имеют примерно такой же эпистемологический статус, что и о временах до-исторических, о которых не сохранилось никаких проверяемых свидетельств: это всё артикуляция предметов веры, личной или групповой мифологии, то есть, а не результат аналитики
комод

идеология и политически релевантное знание

перелистывая фейсбук и читая актуальную политическую публицистику, вспомнил старый анекдот про контрафактные ёлочные игрушки: книги и статьи выглядят как настоящая аналитика или даже покушение на идеологию, а проку от них никакого, разве только тема для разговоров с учёным соседом

переход от социалистической криптотеократии к потестарной демократии, как можно заметить, имел своим следствием эффект, который ещё когда проницательно отметил З.Бауман в своей книге об интеллигенции: практика конструирования идеологий и их конфликты остались, а вот их политическая функция исчезла, в результате былое место идеологии заняла публицистика, не столько программирующая реальное политическое действие, сколько задним числом его объясняющая и оправдывающая в глазах широкой публики

понятно, однако, что трансформация идеологии в публицистику влечёт за собой изменение форм производства и трансляции политически релевантного знания: основная нагрузка ложится на его консультативную функцию, тогда как исследовательская и образовательная приобретают вторичный характер

литература вопроса: https://www.amazon.com/Legislators-Interpreters-Modernity-Post-modernity-Intellectuals/dp/074560790X/ref=sr_1_fkmr0_1?s=books&ie=UTF8&qid=1523640083&sr=1-1-fkmr0&keywords=zygmunt+bauman+legislators+and+interpretators
комод

записки "пикейного жилета": динамика элит

согласно модели социальной динамики, именуемой "хроноскоп", элиты различаются по характеру в зависимости от доминирующего паттерна интеракции: вертикальные (автократические) и горизонтальные (демократические), элементарный цикл элит составляет 12 лет, элиты разного типа чередуются, сменяя друг друга, характер элиты лучше всего показывает вид спорта, который она предпочитает: автократические элиты предпочитают сольные виды спорта (единоборства, всякого сорта гонки и прыжки), демократические групповые (футбол, хоккей), модель предполагает, что на рубеже 2016/17 года инициированы горизонтальные элиты ("футболисты"), чей статус и влияние далее будет расти, а статус лидера, вокруг которого они формируются, падать

источник: Андрей Игнатьев. Хроноскоп, или Топография социального признания. М.: Три квадрата, 2008
комод

записки "пикейного жилета": попытка прогноза

всё-таки хорошо бы понять, какие именно дилеммы обострятся и станут очевидными зимой 2018/19 года, вследствие чего вынудят к переменам в период после 2022 года: прежде всего, это может быть дилемма "центр/периферия", затем "война/договор" и наконец, "легальные/теневые практики", если бы был какой-то тотализатор, поставил бы на комбинацию "периферия, договор, теневые практики", которая и определит сценарии конфликтов, которые будут разыграны далее

полный сценарий перемен выглядит примерно так: где-то в 2008 году, скорее всего, ближе к концу года, кем-то в ближнем кругу П. был запущен проект изменений в политической идеологии и практике, который привёл к расколу элит, достигшему кульминации в период 2011 -12 годов, как раз в канун Олимпиады, что вынудило П. не только пойти на третий срок, но и взять этот проект "под себя", проект был исчерпан к зиме 2016/17 года, что вывело лидерство П. на очередной максимум и позволило инициировать формирование очередной элиты, но одновременно на рубеже 2014/15 года инициировало дилемму, которая достигнет, как уже сказано, кульминации к зиме 2018/19 года и приведёт к расколу элит в окрестностях зимы 2022/23 года, а это уже реальная предпосылка очередного цикла перемен

на этот раз, по-видимому, будет протестирована способность сторон конфликта идти на прямое столкновение, исходя из этого, будет определена "красная линия", на которой обе стороны готовы остановиться и прийти к компромиссу с партнёрами, тем же, кто предвкушает скорый конец света (или, наоборот, конец режима), предложил бы оценить, насколько вероятно, особенно в свете последних событий, превращение персональных санкций в определение цены вопроса
комод

exercices in political theology: диктатура

читая статью АФФ, который, в свою очередь, перечитывает размышления Ленина и Шмитта о диктатуре: основанием ленинского (и марксова) политического конструкта, известного как "диктатура пролетариата", является представление о том, что в определённых контекстах (пресловутый "всеобщий кризис капитализма") стремление революционной элиты к осуществлению своего проекта (разрушение ancien regime) совпадает с желанием трудящейся массы осуществить непосредственное физическое насилие над состоятельными меньшинствами ("капиталистами и помещиками"), вследствие этого соответствующая политическая практика ("массовый", т.е. безличный, террор) может быть институционализирована сначала как фрейм, исполняющий, как бы мы сказали сегодня, функции civil religion, а затем и как государство, прототипом которого, скорее всего, послужили Мюнстерская коммуна и другие малые теократии протестантов, у Шмитта это всё куда прозаичнее, скромнее и на сугубо "цивильный" манер: чрезвычайное положение, которое вводится по воле или даже капризу суверена, а не в ответ на какую-то реальную социальную катастрофу, и законодательство, которое делает это положение бессрочным

самое интересное в ленинской концепции диктатуры, конечно, её отличие от марксовой: у Маркса революционная элита действует не от себя самоё, а от имени пресловутой исторической необходимости, как агент её влияния на актуальное развитие событий, "авангард" соответствующих перемен, политэкономическая теория капитализма и социалистической революции только обеспечивает артикуляцию этой необходимости на дискурсе, подобно тому, как Библия или Коран только артикулируют на дискурсе аутентичное Слово Божие, примерно так, кстати, функцию науки когда-то рассматривали её основоположники, отсюда уже очевидные и прозрачные аналогии, даже глубокий структурный изоморфизм между "диктатурой пролетариата" и теократиями

номинально все эти положения есть и у Ленина, однако на практике он придерживается совсем другой политтеологии: артикуляцию исторической необходимости на дискурсе обеспечивает не какое-либо "священное писание", кто бы конкретно ни был его автором, а непосредственно политический лидер благодаря его личной харизме, как сказал бы Макс Вебер или мы сегодня, т.е. способности слышать vox populi, который, как известно, и есть vox Dei, отсюда уже конфликт между радикалами и реформистами, когда-то расколовший последователей Маркса на две непримиримые интернациональные партии

интересно, что стратегия исламских радикалов в ЗЕвропе полностью соответствует ленинскому рецепту, только что с заменой Мюнстерской коммуны на халифат, эту же стратегию используют и психотерапевты, но на персональном, а не социетальном уровне и с заменой марксовой политэкономической концепции теориями психологии как научной дисциплины, отсюда уже, вероятно, фрейдомарксизм и прочее такое, забавно, наконец, что именно по работе Ленина "Государство и революция" я когда-то сдавал кандидатский минимум по философии, даже писал реферат, который, понятное дело, не сохранился, а жаль, видать, судьба у меня такая