Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

инфор

обращение к читателям

на вопрос, для кого я всё это пишу, который время от времени задают посетители моего блога, отвечаю: это всё я пишу для себя, мой блог - это мой личный дневник, куда я записываю то, что мне кажется необходимым, так, как считаю нужным, если у кого-то мои записи вызывают раздражение, насмешку, желание меня лечить и учить или ещё какой-нибудь деструктивный аффект, то этому человеку разрешаю меня не читать, всем будет только лучше
комод

перечитывая Д.Винникота

самая жуткая версия перехода по Д.Винникоту, безусловно - дети, чья мать умерла родами или от них отказалась, он такие случаи даже не рассматривает, потому что они не вписываются в его теорию промежуточных объектов как субститутов материнской груди, точнее, вписываются, конечно, но как-то совершенно иначе, думаю, что к глубоким и стойким аддициям от трансовых состояний склонны как раз такие

самую первую свою пограничную ситуацию человек, очевидно, переживает при родах, от отказа систем жизнеобеспечения где-то перед началом схваток до глубочайшего, практически терминального кризиса к моменту появления на свет, воспоминание о котором, скорее всего, и артикулировано как мифологема "первичной катастрофы", соответственно, самый ранний транзит, который нам приходится совершить, это совладание с тотальной депривацией и беспомощностью новорожденного, что прежде всего предполагает идентификацию собственного тела как промежуточного объекта, замещающего материнскую грудь

лично мне важен вот именно этот схематичный сценарий, фабула перехода, которая, как говорится, многое объясняет, а вовсе не разные конкретные факты, которые я по жизни знаю и так

никто из психотерапевтов (ну, почти) реально не был там, откуда приходят и куда уходят их пациенты, в той повседневности, где возникает состояние немощи/неволи, немногого стоят и их оценки

Винникот, конечно, обладал потрясающей эмпатией и на дух не переносил мамаш, это позволило ему понимать детей, проблемы пубертата и подростков он понимает не в пример хуже

подросток тоже нуждается в сепарации, однако, в отличие от младенца, не от матери, а от семьи, для этого тоже нужен промежуточный объект, таким объектом является сцена, посредством выхода на которую достигается социальное признание

сирота тем неудобно отличается от нормального человека, что у него/неё в анамнезе не было и даже не могло быть сепарации ни от матери, ни от семьи, просто в какой-то момент за достижением соответствующего возраста исчезла необходимость чего-то такого: можешь - не можешь, а приходится как-то жить

что, собственно, мы знаем о транзите? - из работ психотерапевта Donald Winnicott: что существуют особые диспозитивы транзита, промежуточные объекты; из работ социолога Erving Goffman: что существуют особые диспозитивы транзита, интерактивные фреймы; из работ социолога Michael Mulkay: что существует особые сценарии развития событий, обеспечивающие транзит на практике; наконец, из работ культурантрополога Victor Turner: что существуют особые публичные ритуалы, посредством которых достигается оповещение о состоявшемся транзите и его социальное признание

"по жизни" так получилось, что мне пришлось часто иметь дело с медиками самого разного профиля, и я им всегда доверял, всегда следовал их предписаниям, сейчас думаю, что зря, я бы избежал многих проблем, если бы этого не делал: клиника прежде всего институт полицейский, где-то даже репрессивный, уже потом и постольку место, где лечат
комод

структурализм, психология и психотерапия

основанием психоанализа как методологии (на мой взгляд, это именно методология, версия системного подхода к исследованию и моделированию повседневных действий, а вовсе не психологическая теория) является, на мой взгляд, понятие der Trieb, или «влечение», т.е. представление о «неведомой силе», изъясняясь в манере старых писателей-романтиков, которая побуждает индивида к различным поведенческим девиациям (в том числе мыслительным и дискурсивным), тогда как апелляция к бессознательному только универсальная схема, которая их объясняет, древние в подобной ситуации апеллировали к демону за левым плечом, куда полагалось сплёвывать в случае чего

никакой особой «психологии» в понятиях психоанализа, конечно, нет, Бахтин, например (или Волошинов), считал, что «бессознательными» на самом деле являются образцы поведения, ценности и понятия, вытесненные на периферию культуры и востребованные только в ситуациях транзита или кризиса, аналогичным образом понятие трансфера только констатация факта: в ситуациях кризиса и в состоянии стресса или фрустрации отношения с незнакомым партнёром (каковым, в частности, является психотерапевт или консультант) строятся по образцу отношений с родителями или замещающими их индивидами, т.е. с теми, кто наиболее существенным образом повлиял на формирование нашей идентичности и хабитуса

отметил бы ещё очевидное (для меня, по крайней мере) сходство между подходом Фрейда к анализу патологии, с которой пациент обращается к целителю, и подходом Леви-Стросса к анализу мифа: оба начинают с коллекции высказываний, обеспечивающих вербальную репрезентацию того и другого, оба ищут правило, или «порождающую грамматику», как сказал бы Хомский, которое позволяет рассматривать эти высказывания как связное и непротиворечивое описание какой-то реальности («нарратив»), оба затем гипостазируют механизм, обеспечивающий формирование и воспроизводство этого правила, Фрейд называет такой гипотетический механизм комплексом, Леви-Стросс структурой, Фрейд пошёл дальше Леви-Стросса, поделив «комплекс» на осознаваемый центр и неосознаваемую периферию, взаимодействие которых объясняет динамику патологий, структуралисты решили ту же самую проблему, дополнив ритуалы, обеспечивающие воспроизводство структуры, обрядами перехода, инновационная волна, которую подняли обе концепции, это их внутренне сродство обнажила, вследствие чего современная культурантропология или пост-классическая социология вполне могут считаться дериватами как одной, так и другой

сближение психоанализа и структурной антропологии, которое уже приходило в голову многим серьёзным представителям как той, так и другой школы, позволяет предположить, что психоанализ, как, почти наверное, и психотерапия вообще, на самом деле такая современная модификация обрядов перехода, точнее - ритуальная практика, направленная на преодоление кризиса идентичности, с её классической триадой функций: “нигредо”, т.е. деконструкция прежней идентичности, предмет сугубого внимания для Милтона Эриксона и его школы, «альбедо», т.е. освоение опыта границы («лиминальности»), отсюда кушетка, внимание к трансферу и гипнотические техники, наконец, «рубедо», т.е. конструирование новой идентичности, более или менее адекватной контексту, специализация коучей

если так, психотерапия отнюдь не обладает монополией на решение подобных задач, примерно те же социальные функции исполняют субкультуры, а кроме того - требует базового образования в совсем другой области, нежели медицина, которого у её представителей обычно нет, отсюда наивные, однако весьма настойчивые попытки закрыться от внешней критики, особенно со стороны социологии, культурантропологии и других bеhavioral science, практически отсутствие рефлексии о методе или понятийном аппарате и прочее такое
комод

желание исхода

желание исхода из сложившегося перформативного контекста, о котором моя предыдущая заметка на эту тему, может возникать по множеству разных причин, но в конечном итоге это всегда разрыв между безличными императивами контекста, определяющими, каким индивид должен быть, и всякими личными особенностями, в совокупности образующими идентичность этого индивида - каким он или она реально являются: исходной причиной для возникновения такого рода желаний может быть даже какая-нибудь существенная девиация внешности, т.е. отклонение от "фонового" антропологического типа, не говоря уже о девиациях характера или, тем более, личных интересов, хабитуса и прочего такого

аналогичным образом существуют по крайней мере два альтернативных способа исполнить это желание - переменить идентичность и переменить контекст, первый из них практикуют психотерапевты, психиатры и коучи, визажисты, фитнесс-тренеры и пластические хирурги, второй предполагают всякого рода транзитивные социальные практики, в том числе эмиграция, вялотекущие формы суицида, образование субкультур, политическая деятельность, карьера или обращение к религии

детальную и внятную феноменологию такого рода идентичностей и контекстов нетрудно найти в поэме А.С.Пушкина "Евгений Онегин", в романе Стендаля "Красное и чёрное" или у Л.Н.Толстого и Достоевского, это вообще одна из "заветных" тем литературы позапрошлого века, думаю, вполне симптоматичная относительно последующих революций и войн

комод

желание и проблема

лучше всего, конечно, когда мы консультируем себя сами, в процессе внутреннего диалога, именно его обычно именуют «рефлексия», другой человек, даже если это специалист - только партнёр по такому диалогу, который его стимулирует, обеспечивает его развёрнутую артикуляцию на дискурсе, сокращает его длительность, объективирует его функцию и прочее такое, для практикующего консультанта перманентные упражнения в рефлексии условие sine qua non компетенции, потому что практически всё, что он/она реально понимает и может, достигается именно таким образом

вообще говоря, за жалобой, которую клиент/пациент приносит консалтеру или психотерапевту, спрятана не проблема непосредственно, как предполагает известная корпоративная поговорка, а желание исхода из наличного перформативного контекста, упование на перемены, которое в ходе сессии должно быть интерпретировано как желание решить какую-то конкретную проблему, консалтер (у психотерапевтов, говорят, свои заморочки), может избрать какую угодно стратегию диалога, но он/она не имеет права дезавуировать это желание, ставить его под вопрос, указывать на его неисполнимость, говорить «не знаю» или «не могу» и прочее такое, потому что тем самым из диспозитива, позволяющего исполнить желание, превращается в фактор, дополнительно усугубляющий проблему

Collapse )
комод

психотерапия и уродство

читал когда-то, что писатель Юкио Мисима от природы был довольно-таки щуплым, невзрачным и робким парнишкой, чтобы избавиться от этих своих недостатков, он стал работать над собой в "качалке", как это устройство назвали позднее и в другой стране, а чтобы на это занятие достало мотивации и праны, обзавёлся особого рода убеждениями, всё это превратило его в образец хорошо сложенного мужчины и выдающегося писателя, однако мало-помалу спровоцировало острый конфликт с местными обществом и культурой, который однажды вполне закономерно привёл его к суициду

это я размышляю о влиянии негативных "я-убеждений" на конфигурацию жизненного пути и о перспективах их преодоления в консультативном диалоге: проблема ведь в том, что для таких убеждений, как правило, есть вполне реальные основания, устранить которые невозможно, значит, рецидив гарантирован, надо что-то делать не с убеждениями, а со сценариями презентации своих личных девиаций в повседневной жизни, история Жюльена Сореля, например, говорит о реальном социогенезе интеллигенции гораздо более внятно, нежели теория научно-технического прогресса
комод

чисто с утра: происхождение театра

кабинет врача, всё равно - стоматолога, психотерапевта или уролога - близкая родня, иногда даже камуфлированный извод устройства, которое на русском языке называется "застенок", не знаю, есть ли в других языках столь же красноречивая лексема: хорошо изолированное помещение, в которое не каждому войти и откуда не каждому выйти, "жёсткое ядро" всякой дисциплинарной практики, которое до поры-до времени укрыто за толстой и прочной стеной, место особого рода интеракции - допросов, в том числе с применением пытки, не случайно инструментарий пытки и лечебных манипуляций так часто совпадает, например, один и тот же специалист в области сonversational analysis читает лекции по технике диалога и психотерапевтам, и полицейским

оба эти диспозитива, кабинет врача и камера пыток, имеют общего предка - так называемый "лесной домик", место инициаций и ритуальной драмы, особого рода театр, для актёров которого пресловутое "не верю" означает продолжение пытки словом или делом, может быть даже - прототип всякого возможного театра
комод

немного рефлексии

a propos одной дискуссии на фейсбуке с психотерапией или консалтингом дело обстоит примерно так же, как и с любыми другими форматами инструментального действия: сначала их отвергают, потому что это новшество, посягающее на привычную социальную рутину, затем принимают, потому что так поступает референтная группа, лидеры, потом снова отвергают, потому что это стереотип, нивелирующий личность, уникальность её опыта или запроса и прочее такое, ещё потом снова принимают, но уже как удобный и проверенный способ решения каких-то проблем

теперешние психотерапевты, конечно, очень часто зайки: рефлексии не больше, чем у станка с программным управлением, но всех готовы учить
комод

психотерапия

психотерапия была бы одной из традиционных практик оздоровления, как акупунктура, гоме- и остеопатия, рейки, ци-гун или расстановки, предполагающие не столько воспроизводимую технологию или, тем более, хорошо обоснованную теорию, сколько исключительный личный дар целителя, если бы не её статус клинической дисциплины, а соответственно - притязания её представителей на установление нормы, которой будто бы должен соответствовать обыкновенный человек, и которую следует насаждать железной рукой, если кто-то вдруг не примет эту норму добровольно, отсюда уже их характерные суждения и модели дискурса, практически как у полицейских, только что не такие внятные

наиболее симптоматичным, пожалуй, является их убеждение, будто бы различие между теми, кто нуждается в обращении к психотерапевту, и теми, кто в нём не нуждается, может быть установлено объективными методами наблюдения, на манер различий между породами животных, а не проводится чисто по факту запроса на соответствующую услугу, перечитайте на досуге хотя бы "The Sane Society" Фромма, вполне себе полицейский взгляд на человека