Андрей Игнатьев (rencus) wrote,
Андрей Игнатьев
rencus

Category:

прикладная историософия: продолжение

судя по всему, простенькая и даже откровенно примитивная схема "политогенеза", которую я предложил намедни, на самом деле весьма продуктивна, во всяком случае, она позволяет сформулировать некоторые тезисы, которые лично мне отнюдь не кажутся банальными:

- трактовка развитых политических сообществ как результата дифференциации функций, исполняемых княжеской дружиной, позволяет выделить корпорации (бюрократия, армия, тайная полиция), которые предшествуют институту государства во времени и являются его социальной предпосылкой: государство возникает именно в результате институционализации практик, составляющих предмет деятельности этих корпораций, что вполне согласуется с разными современными теориями "политогенеза" и очень похоже на правду, тем более, что те же характерные функции и специализацию, связанную с их исполнением, можно наблюдать в чисто биологических сообществах, например, у муравьёв или пчёл, с той только разницей, что место князя занимает матка, но это и у наиболее примитивных людских сообществ так;

- термин "тайная полиция" в данном случае дань некоторым былым дискуссиям, на самом деле мне следовало бы с самого начала употребить термин "разведсообщество", фракцией которого когда-то было и в значительной степени осталось научное сообщество, это вовсе не какая-то "тайная" разновидность полиции, более того - вообще не имеет к полиции никакого отношения, совсем другие генезис и социальные функции, вот почему за пределами весьма специфического политического режима ("полицейское государство") полиция - либо одно из подразделений армии ("внутренние войска", "национальная гвардия"), либо, так сказать, протез общинного самоуправления, необходимость которого возникает в начальный период индустриализции, транзита от разрушающихся аграрных сообществ к формирующимся городским, там, где массового переселения из деревни в город нет, т.е. локальные городские сообщества не подвергаются натиску мигрантов, "муниципальная полиция" с характерной для неё выборностью руководства в значительной степени утрачивает смысл;

- если согласиться, что это всё так (предположим), то вполне понятной становится двусмысленная риторика, оправдывающая и объясняющая практику сбора налогов: у этой практики действительно два разных источника мотивации, две разных рациональности и, соответственно, два разных основания легитимации - отчасти это сбор взносов на нужды сообщества как целого (расходы на пресловутое "общее благо"), отчасти же обычный сбор дани с подвладного населения, не слишком даже камуфлированными разновидностями которого является современная коррупция, в особенности массовая бытовая, а также благотворительность, осуществляемая под эгидой "социальной ответственности бизнеса": отличие взяточничества от рэкета состоит исключительно в том, что на так называемую "административную ренту" вправе претендовать только представители бюрократии, притом сообразно их достигнутому и признанному статусу, а не любые желающие сообразно их ресурсам насилия (отсюда красноречивое идиоматическое выражение "не по погонам берёт");

- наконец, если это всё так, то монархия, т.е. институционализация личного суверенитета, приобретаемого через религиозную санкцию лидерства или господства, представляет собой только наиболее развитую форму "природного" социального порядка, финальную стадию "политогенеза", вырастающего из этологии крупных всеядных приматов, тогда как переход от режима личной власти к демократии - задача куда более сложная, чем установление выборности начальников или неукоснительное соблюдение законов, которые её регулируют, для этого необходим прежде всего реальный, на практике, а не чисто de jure, транзит суверенитета от монарха, диктатора или харизматического лидера народному собранию, т.е. совокупности локальных сообществ или их представителей, а это задача, выходящая далеко за границы политики как операций с властью;

в периоды стабильности разрыв между этими двумя линиями "политогенеза", от дружины и от общины, сокращается, иногда даже становится практически незаметным (каким именно образом - отдельная тема), в периоды кризиса соответствующие компромиссы и те промежуточные структуры, которые обеспечивали их воспроизводство, разрушаются, и примордиальный конфликт, конституирующий отношения господства, становится очевидным, лично для меня в такой аналитической перспективе наиболее интересным и перспективным направлением исследований является социология разведсообществ, в частности - их генезис, хабитус и социальные функции, по мере сил и запроса намерен об этом писать, если будет что
Tags: нация и власть
Subscribe

  • exercises in political theology: монархия

    у историка Марка Блока в книге "Короли-чудотворцы" есть замечание, которое я доселе считал проходным и чисто техническим: монархия как социальный…

  • понятие "народ" в контекстах социологии

    Предметом социологии, которую излагают в учебниках и преподают в университетах (для простоты назовём её классической), являются «штатные» состояния…

  • Маркс и реальный каптализм

    самое, однако, интересное состоит в том, что марксизм, каким он сложился исторически, предполагает трактовку "капитализма" как общества одновременно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments