Андрей Игнатьев (rencus) wrote,
Андрей Игнатьев
rencus

Categories:

чуть менее года назад я уже публиковал эту цитату

«Есть такая точка зрения, что любой возможный «кризис власти» может быть обусловлен факторами, действующими в ситуациях нескольких разных уровней, и, соответственно, оцениваться, скажем, по 7-балльной шкале с соответствующими изменениями в парадигме принятия решений – как при землетрясении или шторме.

Всё начинается с того, что на уровне повседневного действия у человека – реального носителя власти, в дальнейшем именуемого «политический лидер», перестают получаться какие-то очень простые вещи – уровень его непосредственного социального признания «другими» понижается (его перестают «замечать» или «принимать во внимание»), вследствие чего по крайней мере некоторые ожидания или приказы остаются невыполненными. Такая проблемная ситуация диагностируется по рейтингу лидера или более косвенным показателям типа расстановки на трибуне мавзолея – в прежние времена, разумеется; «кризис власти» выражается в падении рейтинга ниже какого-то порогового значения, обычно определяемого самим лидером.

На следующем уровне «кризис власти» распространяется на так называемую «программу» лидера – совокупность его личных стратегических приоритетов; формальных показателей для диагностики ситуаций этого уровня нет, «кризис власти» выражается в широкомасштабном публичном или закулисном противодействии этой «программе», свидетельствах её низкой эффективности на практике, попыток её расширения и модификации посредством уступок политическим оппонентам, наконец, снятии с повестки дня.

Далее вопрос ставится уже о личности лидера, соответствии данного конкретного индивида роли реального носителя власти; формальными показателями для диагностики ситуаций этого уровня может служить устойчивое падение рейтинга ниже отметки, которая обычно считается критической, ограничение или даже прекращение рабочих контактов между лидером и его ближайшим окружением, реальные (пусть и неудавшиеся) попытки смещения с должности (покушение, военный путч, явные и настойчивые обвинения в антиконституционных действиях, коррупции или бытовом разложении), болезнь, ограничивающая дееспособность, наконец, исчезновение с публичной сцены – телеэкрана, например; «кризис власти» выражается в неспособности лидера сформировать эффективную «программу» или хотя бы блокировать своих политических оппонентов, используя легальные средства.

Если «кризис власти» не удаётся блокировать на уровне персоны лидера, он распространяется на так называемую «правящую клику», т.е. сообщество, откуда обычно рекрутируются лидеры – примерами здесь могут служить так называемые «днепропетровская» или «уральская» группировки в прежнем СССР, «фракции» японской ЛДП или же «виги» и «тори» в британской палате общин; при оценке ситуации формальными показателями обычно служат переменные, которые характеризуют размещение релевантных фигур на политической сцене, «кризис власти» выражается в неспособности такого сообщества выдвинуть реального лидера, а также в неустойчивости отношений между отдельными «правящими кликами» или их лидерами.

На следующем уровне «кризис власти» распространяется на так называемый «политический режим», т.е. совокупность институтов, оформляющих государственную власть, специфический способ осуществления этой власти; формальных показателей для диагностики ситуаций этого уровня у меня нет, «кризис власти» выражается в устойчивом ослаблении контроля над состоянием экономики или международных отношений (например, военном поражении), а также широкомасштабном использовании стратегий, осуществляемых «в обход» закона или даже формальной иерархии.

Далее вопрос ставится уже о «властвующей элите», т.е. «слое» или «классе» общества – типа «партноменклатуры» в прежнем СССР, «аристократии» во Франции времён монархии или же так называемых WASP… в США – принадлежность к которому обеспечивает наиболее высокий социальный статус, ресурсы влияния на других людей, и потому автоматически превращает человека в потенциального лидера; формальными показателями для диагностики ситуаций этого уровня занимается так называемая «теория элит», где их наработано очень много – правда, по большей части косвенных – а «кризис власти» выражается в неспособности элиты сформировать «правящую клику» или хотя бы сохранить эффективный контроль над лидерами – выходцами из других «классов» и «слоёв».

Всё заканчивается тем, что начинает рассыпаться «полития», т.е. интегральная «система власти», устойчивая, обладающая собственной внутренней организацией совокупность «практик признания», или механизмов, связывающих отношениями зависимости и господства (как материальными, так и символическими, или информационными) наиболее влиятельные социальные (в частности, этнические) группы и тем обеспечивающих самую возможность какого бы то ни было политического режима, тот реальный «порядок вещей», который институты власти оформляют, делают непосредственно наблюдаемым и известным, но отнюдь не порождают; ситуация оценивается по показателям типа масштабов эмиграции, преступности и вооружённых политических конфликтов, а также проявлений сепаратизма на региональном, этническом и корпоративном уровне; «кризис власти» выражается в нарастании тенденций к частой внезапной смене политического режима.

В общем случае «кризис власти» развивается по восходящей – от ситуаций, определяемых статусом лидера, к «системе власти», а элементарным свидетельством успеха в его преодолении может служить понижение уровня, на котором этот кризис реально имеет место – скажем, «программа» лидера может быть спасена ценой понижения его статуса, «правящая клика» ценой смены лидера, а «система власти» - ценой изменения политического режима. Если же «систему власти» спасти не удаётся, то прежнее общество распадается, а соответствующее государство исчезает с политической карты мира, и на его месте возникает какое-то другое, как правило, даже не одно; такого рода процессы часто развиваются, так сказать, «по недосмотру», просто из-за того, что «кризис власти» не был блокирован своевременно, однако бывает и так, что «система власти» попросту обречена – её уже поздно, невозможно, да и некому спасать, и потому для взрослого и деятельного человека единственным «работающим» сценарием признания оказывается исход в какую-то другую «систему власти» - национальная или социальная революция, формирование "теневых" структур или хотя бы обычная эмиграция.

Это, конечно, совсем не обязательно бедствие, однако важнейшим условием для преодоления «кризиса власти», при том, разумеется, условии, что найдётся персона, «клика» или социальная группа, которые этим озабочены, является точная и объективная (или, как любят говорить на Руси, «трезвая») оценка его уровня – в условиях кризиса «властвующей элиты» вопрос о персоне лидера отодвигается на второй план, ну а процессы, которые разрушают «систему власти», всегда важнее, нежели специфика политического режима – скажем, цвета его знамени или мелодия гимна». См.: Андрей Гладыш (Игнатьев). Структуры Лабиринта: отчёт о полевых наблюдениях. М.:  Ad Marginem, 1994, с. 145  – 149.

Tags: читая книги
Subscribe

  • структурализм, психология и психотерапия

    основанием психоанализа как методологии (на мой взгляд, это именно методология, версия системного подхода к исследованию и моделированию повседневных…

  • тема

    актуальная цитата, только что нарыл на фейсбуке: "...остров клинописных текстов, который у шумеров назывался Дильмун, а у вавилонян - гора Ницир и…

  • exercices in political theology: Саргон Аккадский

    читая о Саргоне Аккадском, думаю, что это, наверное, не только образцовая теократия, но и первый в истории случай империи с её иерархией…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • структурализм, психология и психотерапия

    основанием психоанализа как методологии (на мой взгляд, это именно методология, версия системного подхода к исследованию и моделированию повседневных…

  • тема

    актуальная цитата, только что нарыл на фейсбуке: "...остров клинописных текстов, который у шумеров назывался Дильмун, а у вавилонян - гора Ницир и…

  • exercices in political theology: Саргон Аккадский

    читая о Саргоне Аккадском, думаю, что это, наверное, не только образцовая теократия, но и первый в истории случай империи с её иерархией…