?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
April 23rd, 2018 
комод
перелистывая фейсбук и размышляя о феномене "deep state", отчего-то вспомнил своего рода притчу, которую сочинил и рассказывал интересующимся зимой 1993/94 годов: для обывателя государство корпорация, которая представляет собой как бы опрокинутую пирамиду, уходящую вглубь повседневной жизни, на самой её поверхности множество индивидов, действующих от имени государства и вступающих в непосредственную интеракцию с обывателем, это, строго говоря, и не субъекты вовсе, а персонифицированные функции, исполнители приказов, классические "живые орудия", оттого так легко ведутся на жесты признания в них человека, глубже них те, кто принимают решения и отдают приказы, всяческого сорта начальство, для обывателя это причина всего и реальный конец аналитики, однако у государства, трактуемого как иерархия, есть ещё более глубокий слой, это те, с кем начальство советуется в трудную минуту, обычно это маргиналы с родословной или статусные отставники, зимой 1993/94 года был уверен, что осенние беспорядки произошли чисто оттого, что кто-то из таких очень кстати уехал на дачу и выключил телефон
комод
реальное завершение советского периода истории - зима 1996/97 годов, когда Е. с инфарктом лежал на операции, после которой реально так и не восстановился, П. вошёл в его ближний круг и начал своё восхождение к вершинам политической карьеры, а Чечня на какое-то время стала независимым государством, пост-советский период начинается только с этого рубежа, так бывает, и нередко: Сталин вот тоже, умер в 1953 году, а свергли его только три года спустя

соответственно, периодизация рассказа о второй русской революции должна выглядеть примерно так: 1985 - 1996, "перестройка", 1997 - 2008, операция "преемник", умиротворение страстей, 2009 - 2020, строительство нового государства и его дилеммы
комод
никогда не мог понять, что такое схватка бульдогов под ковром, попросту не удавалось вообразить, как такое возможно, пока в соответствующем контексте не вспомнил слово undercover
комод
понятно, что у питерских региональных элит давно, ещё в советские времена, сложился проект восхождения на вершину федеральной власти (или, если угодно, продвижения в самый центр «системы») с вытеснением оттуда «днепропетровского», «уральского» и любого другого влиятельного политического клана, первоначально, думаю, даже с возвращением столицы на прежнее место и, не исключаю, восстановлением монархии, отсюда уже возвращение православию статуса государственной религии, понятно также, что у «питерских» существовала целая плеяда разных местных выдвиженцев с притязаниями на амплуа «первого лица», Собчак-отец поднялся на федеральную сцену вовсе не сам собой из ниоткуда, да и П., наверное, вовсе не последний в этом ряду фигур, понятно, наконец, что после отстранения Партии от власти и затем её распада осталась только одна корпорация, способная выработать и реализовать собственный политический проект, а тем более выдвинуть фигуру более или менее умелого правителя, способного, как говорится, «решать вопросы», в таком контексте приз, безусловно, должен был достаться «чекистам» как единственному сколько-нибудь консолидированному сообществу, обладающему политическими амбициями и диспозитивами, тем более что «московские» реально оказались способны только на разговоры, прогулки по бульварам и всевозможные междуусобные разборки, а «международная обстановка», как говаривали в советские времена, не позволила насовсем отодвинуть генералов, в результате, собственно, и сложился теперешний политический режим, функционально и стилистически очень похожий на консервативные военные режимы прежнего «третьего мира», единственной серьёзной проблемой которых, строго говоря, является баланс влияния между генералами и банкирами, а также, разумеется, персона модератора, способного поддерживать этот баланс, остальное фигуры риторики и придворные интриги

проблема, которую, сколько теперь понимаю, попытался решить Маркс, обратившись к исследованию социальной динамики капитала, состоит в том, чтобы понять, как возможен результативный протест, дееспособная оппозиция и, в конечном итоге, политическая революция в контекстах полицейского государства, когда массовые уличные акции по очевидным причинам превращаются в обычный предвыборный зондаж общественного мнения, не более

для Маркса ответом на этот вопрос стала гипотеза о системных кризисах капитализма, в результате которых на какое-то время исчезают самые предпосылки государства как социального института, власть, как говорится, «валяется на земле» и её может подобрать любая целеустремленная команда во главе с эффективным лидером, который знает, как и зачем берут власть, отсюда уже мифологема тотальной мобилизации, политтеология массовых движений и прочее

избавлена ли «система», которая за последние четверть века сложилась (или была построена) в России, от подобного сорта кризисов, разрушающих государство? - нет, конечно, так не бывает, но это отнюдь не капитализм, как его понимал Маркс, местные кризисы совсем иного рода
This page was loaded Aug 16th 2018, 4:15 pm GMT.