?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
April 10th, 2018 
комод
очередной раз приснилась коммуналка в Трёхпрудном, где я не живу уже ровно двадцать пять лет, юбилей, будто бы там по-прежнему существует моя комната, надо только отпереть дверь в конце узкого тёмного коридора, очень похожего на вход в пещеру, и у меня даже есть право туда войти, правда, ненадолго, что-то там оставить или что-то оттуда забрать, мне будто бы надо переселяться в какую-то новую квартиру, а я её даже не хочу смотреть
комод
читая статью АФФ, который, в свою очередь, перечитывает размышления Ленина и Шмитта о диктатуре: основанием ленинского (и марксова) политического конструкта, известного как "диктатура пролетариата", является представление о том, что в определённых контекстах (пресловутый "всеобщий кризис капитализма") стремление революционной элиты к осуществлению своего проекта (разрушение ancien regime) совпадает с желанием трудящейся массы осуществить непосредственное физическое насилие над состоятельными меньшинствами ("капиталистами и помещиками"), вследствие этого соответствующая политическая практика ("массовый", т.е. безличный, террор) может быть институционализирована сначала как фрейм, исполняющий, как бы мы сказали сегодня, функции civil religion, а затем и как государство, прототипом которого, скорее всего, послужили Мюнстерская коммуна и другие малые теократии протестантов, у Шмитта это всё куда прозаичнее, скромнее и на сугубо "цивильный" манер: чрезвычайное положение, которое вводится по воле или даже капризу суверена, а не в ответ на какую-то реальную социальную катастрофу, и законодательство, которое делает это положение бессрочным

самое интересное в ленинской концепции диктатуры, конечно, её отличие от марксовой: у Маркса революционная элита действует не от себя самоё, а от имени пресловутой исторической необходимости, как агент её влияния на актуальное развитие событий, "авангард" соответствующих перемен, политэкономическая теория капитализма и социалистической революции только обеспечивает артикуляцию этой необходимости на дискурсе, подобно тому, как Библия или Коран только артикулируют на дискурсе аутентичное Слово Божие, примерно так, кстати, функцию науки когда-то рассматривали её основоположники, отсюда уже очевидные и прозрачные аналогии, даже глубокий структурный изоморфизм между "диктатурой пролетариата" и теократиями

номинально все эти положения есть и у Ленина, однако на практике он придерживается совсем другой политтеологии: артикуляцию исторической необходимости на дискурсе обеспечивает не какое-либо "священное писание", кто бы конкретно ни был его автором, а непосредственно политический лидер благодаря его личной харизме, как сказал бы Макс Вебер или мы сегодня, т.е. способности слышать vox populi, который, как известно, и есть vox Dei, отсюда уже конфликт между радикалами и реформистами, когда-то расколовший последователей Маркса на две непримиримые интернациональные партии

интересно, что стратегия исламских радикалов в ЗЕвропе полностью соответствует ленинскому рецепту, только что с заменой Мюнстерской коммуны на халифат, эту же стратегию используют и психотерапевты, но на персональном, а не социетальном уровне и с заменой марксовой политэкономической концепции теориями психологии как научной дисциплины, отсюда уже, вероятно, фрейдомарксизм и прочее такое, забавно, наконец, что именно по работе Ленина "Государство и революция" я когда-то сдавал кандидатский минимум по философии, даже писал реферат, который, понятное дело, не сохранился, а жаль, видать, судьба у меня такая
This page was loaded Oct 23rd 2018, 12:00 pm GMT.