?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
February 1st, 2018 
комод
по-моему, это только так говорится, что человек верит в Бога, на самом деле человек верит в реальность определённого "порядка вещей", устроения личности, общества и природы, объяснением и гарантией которого в некоторых религиях является бытие Божие, это устроение может быть явлено и как безличный список табу ("заповедей"), и как личный опыт удачи

слово "верит" тут тоже чисто такой façon de parler: просто человек действует и принимает решения таким образом, будто указанный "порядок вещей" и на самом деле реальность, а не чья-то авторитетная личная выдумка, т.е. это прежде всего маркер идентичности и хабитуса, всегда говорил студентам, что религия это прежде всего аффект и жест, уже потом дискурс
06:16 pm - ВВ
комод
перелистывая фейсбук, наткнулся на эссе В.Голышева о В.Высоцком, подумавши, решил высказаться тоже: два отечественных автора позволили мне осознать себя в юности, это Владимир Высоцкий и Венедикт Ерофеев, потом или наряду с этим было много всякого разного, куда более значительного, в том числе иностранного, но вот эти двое оказались, если угодно, акушерами духа, с них всё началось

хорошо помню, как и когда я впервые услышал Высоцкого, дело было очень давно, тогда его голос был заметно выше, дыхание легче и не было ещё пресловутого "фирменного рыка", помню до сих пор, как у меня будто исчез спазм где-то за грудной костью, отпустило, как бывает после удавшейся исповеди или кстати принятой дозы алкоголя, прежде считали, что именно там размещается душа, этих давних записей почти не сохранилось, потом Высоцкий перепел свои ранние песни, но получилось уже совсем не то, имитация, лёгкое дыхание исчезло, на этот уровень он смог вернуться только в самом конце

может, он действительно прохиндей, посредственность и вообще дрянь человек, наркоман и алкаш, но зато он сделал то, о чём когда-то мечтал Маяковский, разговорил советскую улицу, а что ещё можно требовать от артиста? - попробуйте сами, коли такие крутые
комод
есть такой старый советский фильм, "Человек с ружьём", ключевая (и, безусловно, глубоко ироническая) сцена этого фильма - конфронтация между двумя ипостасями одного и того же человека, как "физлица" и как героя культовых нарративов, один на другого ничуть не похож, но с этим уже ничего не поделать, надо принять как факт и впредь различать

примерно так обстоит дело с любой культовой фигурой, всё равно - в искусстве, политике, спорте или бизнесе: это, по справедливому (тоже, впрочем, ироническому) замечанию одного из моих давних знакомцев, не совсем человек, у него/неё есть "социальное тело", которое очень мало похоже на физическое
06:25 pm - ВВ oncemore
комод
вдогонку дискуссии о ВВ стоит, пожалуй, заметить, что советская литература 60-х и 70-х бедна действительно интересными фигурами: для меня, помимо ВВ и Вен.Ерофеева, это, пожалуй, только Ю.Трифонов, но уже сильно позже, когда настало время дистанцироваться от советских иллюзий

вот это общее для них всех усилие дистанцироваться от "совка", притом всё равно по каким мотивам (не бодаться с ним, как Солженицын или Максимов, и не пытаться его оправдать или реформировать, надеть на него "человеческое лицо", как по большей части "шестидесятники", а вот именно дистанцироваться, отодвинуть в прошлое или в сторону, "очУждить") для меня в данном случае главное, реально даже единственно важное, напротив, кто конкретно и по каким именно мотивам не мешал жить этому или поддерживал того, не важно совсем: ιδού η Ρόδος, ιδού και το πήδημα

то есть, отдельные шедевры, разумеется, были у многих (вот хоть "Уроки французского" В.Распутина), но чтобы так, как эти, пожалуй, больше никто
комод
читая на фейсбуке всякого рода жалобы на тяжкую долю отечественной интеллигенции, надо всё-таки ясно понимать, что отечественная интеллигенция, особенно гуманитарная: 1) ни нафиг родной стране не нужна, так уж вышло; 2) конкретно виновата перед властями предержащими; 3) ничего реально не может такого, чтобы изменить ситуацию; 4) стало быть, остаётся только вспомнить концовку старинной притчи: не всякий тебе враг, кто тебя в говно посадил, не всякий друг, кто из говна вытащил, но коли уж попал в говно, то сиди и не чирикай
комод
сравнивая фигуры ВВ и Виктора Цоя: оба типичный городской "средний класс" со следами нетитульного этноса на лице и в манерах, оба получили известность и попали на большую сцену благодаря очень чистой, непосредственной интонации ранних песен, которая в те времена и в столицах была в дефиците, оба произвели неизгладимое впечатление на таких же, как они, но чуть помоложе, благодаря чему стали лидерами достаточно обширной харизматической субкультуры, оба сумели хорошо капитализировать свой успех у публики и оба более или менее одинаковой ценой, оба, наконец, post mortem стали культовыми фигурами, только что Цой не дожил ни до того момента, когда утрата интонации стала очевидной, ни, тем более, до возвращения к себе на исходе жизни
This page was loaded Dec 14th 2018, 4:59 am GMT.