December 11th, 2016

комод

сегодня

сегодня вдруг задул какой-то совершенно осенний по ощущению ветер, и с платанов начали облетать сухие листья, зима и вправду где-то совсем рядом, может быть даже за ближайшей горой

как и полагается по воскресеньям, сходил к мессе, причастился и даже кое-как исповедался, несмотря на мой посредственный английский и частичную глухоту, из-за которой практически ничего не понял из того, что мне говорил священник, непорядок, конечно, но третье воскресенье Адвента, тем не менее, тоже позади

вечером на сон грядущий посмотрел «Gran Torino» с Клинтом Иствудом, хорошая иллюстрация к разговорам о праве на протест
комод

exercises in political theology: институт

главная проблема, связанная с формированием права на что угодно, состоит, на мой взгляд, в том, что институт, т.е. устойчивая, массовая и функциональная привычка, с одной стороны, никогда не складывается сам собой, чисто потому, что так устроена природа, как то полагают либералы, это всегда сингулярность, эксцесс, мутация, как, например, возникновение наследственной монархии в ЗЕвропе, а с другой - его нельзя насадить силой или ввести распоряжением какого-нибудь начальства, как то полагают этатисты, тогда получается не институт, а ещё одна форма произвола, вот почему любой институт прежде всего предполагает достаточно глубокую и массовую конверсию, какой-то трансгрессивный инициатический опыт, который бы объединил значительное множество людей так называемым учредительным мифом института, т.е. общими для них предметами веры и святынями

простой, уместный и, главное, доступный пониманию бывшего советского человека пример - процесс, в результате которого появляется так называемый «стационарный бандит», т.е. осуществляется переход от обычного грабежа или даже рэкета к социальной рутине «крышевания», а от неё к практикам регулярной и добровольной уплаты налогов, право требовать справедливости появляется только на этой третьей стадии процесса
комод

моя публика

размышляя о своей специфической публике, прихожу к выводу, что "по жизни" это всё технократы - как правило, их не интересует аналитика понятий (сама по себе, во всяком случае), ценности же они склонны рассматривать как приватную сферу индивида, куда посторонним вход заказан, в первую очередь или даже исключительно их интересует любимый, как утверждают анекдоты, вопрос поручика Ржевского: это как? - а не получая ответа на вопрос о нормативных образцах поведения, которым филологи и философы обычно пренебрегают, считают разговор пустым

вот, например: право на протест это как? - не дают ответа, взамен начинают гнать какую-то чисто идеологическую туфту