October 22nd, 2016

комод

exercises in political theology: "Левиафан" Гоббса

вчера на сходке в магазине «Фаланстер», слушая рассказы АФФ о «Левиафане» Гоббса: забавно, конечно, насколько другой становится политическая конструкция при замене перспективы «мы завоевали их», как у Н.Макиавелли в «Il Principe», на «они завоевали нас», как у К.Шмитта в «Теории партизана», и насколько всё-таки притягательным остаётся соблазн дедуцировать политическую теорию из холистических постулатов, практически как идея вечного двигателя, особо популярная, кстати, примерно в это же время

нехитрая мысль, которая составляет, насколько я понял, «подразумеваемые обстоятельства» гоббсовых размышлений о государстве, заключается в том, что это живое существо, организм, а не техническая система, и, следовательно, творение Божье, а не человеческое, отсюда метафора, вынесенная в заглавие книги и на её обложку, отдельные увлекающиеся натуры могут, конечно, питать всяческого рода иллюзии на этот счёт, однако на практике будущее государства, переживающего кризис, прежде всего вопрос удачи, т.е. милости Божией, уже потом качества политической теории, компетенции суверена, чистоты его рук и помыслов или каких-то других подобных факторов

ещё, пожалуй, надо добавить, что Бегемот и Левиафан всё же только разные имена (или хабитусы) одной и той же двуликой твари, отсюда, наверное, вероломство (или «протеическая натура», как говаривал один мой ныне покойный коллега) всякого, кто непосредственно прикосновенен к её телу, амбивалентность всякого политического действия, побудившая Мертона к различению явных и латентных социальных функций, или вот пресловутые циклы системной динамики