August 5th, 2016

комод

война и побег

в заглавии своего романа Толстой указывает два основных перформативных контекста, в которых протекает жизнь человека: «война», т.е. континджентное пространство, где всякое желание исполняется только через поединок, и «мир», когда успех достигается через исполнение правил, эти два контекста структурно несоизмеримы, поэтому переход из одного в другой (а это и есть задача, которую решает Пьер Б.) непременно сопряжён с инициатическим опытом, когда через ритуал, а когда и через совладание с реальной пограничной ситуацией, проблема ухода в побег в том и состоит, что такой поступок означает фундаментальную смену контекста - из конститутивного пространства, в котором возможны какие-то планы на будущее и «трезвый» прогноз, человек едва ли не мгновенно перемещается в контекст, где будущее как реальность отсутствует вообще

качество человека, которое востребовано в подобных контекстах – не интеллект, не технические навыки и даже не физические кондиции, а прежде всего упорство в надежде на лучшее будущее - не по наивности, как у детей, а по отсутствию альтернативы, как в побеге или на войне