July 23rd, 2016

комод

консультирование и психология

если внимательно посмотреть на мой очень короткий рекомендованный список литературы о консультировании, то можно заметить любопытную разницу в подходе отечественных и зарубежных авторов: тут у нас консультирование рассматривается как монополия и даже исключительная привилегия тех, кто обладает специальным образованием в области психологии, там у них значение такой компетенции никто не отрицает, однако консультирование всё же рассматривается в парадигматике социального обмена - как частная сделка, предметную специфику которой определяет исключительно континджентный запрос клиента, иначе говоря, если к вам обращаются с запросами, требующими каких-то специальных знаний, то наличие или отсутствие соответствующей подготовки и диплома ваша проблема, а не чужая

у этого различия в подходах, разумеется, есть своё объяснение, но оно, на мой взгляд, связано не со спецификой консультирования как одной из "помогающих" социальных практик, а с чисто историческими обстоятельствами его становления в нашей стране: на исходе 80-х годов прошлого века, когда рынок интеллектуальных услуг только формировался, экономисты и социологи в основном занимались укреплением своих отношений с госорганами, сочинением или редактированием законов, публицистикой и прочими нормативными жанрами, тогда как соответствующую нишу на рынке частных сделок осваивали только психологи, которые, естественно, постарались не допустить к этой своей кормушке чужих, эвфемизмы, оксюмороны и прочие фигуры риторики, сложившиеся в советское время для того, чтобы камуфлировать "теневой" психотерапевтический бизнес, подошли для достижения этой цели как нельзя лучше

редукция консультативного диалога и, самое главное, проблем, которые он решает, к предмету психологии, разумеется, вполне допустима, но только как один из альтернативных и конкурирующих подходов в этой области, превращение же его в универсальную и единственно правильную концепцию имеет множество последствий, отнюдь не полезных. как и любая другая монополия, ни для рынка интеллектуальных услуг, ни, тем более, для актуальной или потенциальной клиентуры, но это отдельный вопрос, при случае постараюсь к нему вернуться
комод

психотерапия и консультирование: мемуары

особый профессионализм консультанта требует в первую очередь воздержания от того, чтобы заниматься психотерапией, а следовательно - умения отделить "больного" человека от "практически здорового", т.е. дееспособного и вменяемого клиента, хотя, конечно, исключения из этого правила случаются - либо по ошибке (человека, который реально и конкретно нуждается в психотерапии, а не в "разборе полётов", не всегда удаётся распознать сразу), либо в особых случаях: лично у меня например, был случай, когда ко мне обратились с просьбой экстренным образом рекомендовать психотерапевта, готового работать с  пациентом в состоянии острого горя, сделать что-то такое мне не удалось, все знакомые мне специалисты в этой технически очень деликатной области были далеко от Москвы, а психотерапию по скайпу ещё не изобрели, пришлось взамен консультировать одного из членов семьи больного

вообще говоря, есть довольно много людей, которые, обратившись к полит- или семейным консультантам, уходят от них разочарованными, потому что по-хорошему им надо бы к психотерапевту, лечить свой невроз или даже психопатию, а не обсуждать проблемы, которые из-за них возникают, есть и такие, что годами лечатся у психотерапевтов, постепенно вырабатывая специфическую идентичность пациента, т.е. хабитус, предрассудки и комплексы, характерные для этого социального амплуа, хотя всё, в чём эти люди реально вначале нуждались - основательно "перетереть" свои проблемы с человеком, который понимает или даже знает на практике, как с ними совладать в повседневной жизни
комод

иммигранты

сообщают, что "мюнхенский стрелок" имел проблемы с психикой, но иммигранты всегда их имеют, всякая новая, а также плохо или вообще не натурализованная, диаспора - золотое дно для психотерапевта, торговца волшебными снадобьями или религиозного лидера, другой вопрос, справляются ли иммигранты со своими проблемами при посредстве какого-то социально приемлемого диспозитива, обращаются к социальным практикам, позволяющим артикулировать так называемую "негативную идентификацию", или же оставлены с этими проблемами наедине