April 15th, 2016

комод

exercises in political theology: civil society

если я прав, оценивая civil society как совокупность институтов, действующих "параллельно" национальным политическим институтам, парламенту в первую очередь, то самый интересный вопрос, какой возникает при сколько-нибудь детальном и непредвзятом рассмотрении соответствующих практик - как так получилось, что обычная, только что прилюдная болтовня, пусть даже очень талантливая, мало-помалу сделалась важнейшим исходным условием для репрезентации личных и групповых интересов на политической сцене? - интересное всё-таки явление контр-элита, диспозитивы её воздействия на политический процесс и, конечно, динамика её отношений с властвующей элитой;

собственно, П. всегда выступал на публике и по-прежнему выступает именно как лидер контр-элиты, может быть даже - виртуальной, грядущей из будущего, а не реально действующей сегодня, отсюда, в частности, его специфический дискурс, всё более заметное пристрастие, как и у Ж., к демонстрации role distance, а также исключительное внимание к телевидению, вообще массмедиа или другим "параллельным" структурам лидерства и господства, к тем спектаклям, которые показывают на этих сценах, отсюда же, скорее всего, его неизменная популярность у массового телезрителя, которую остаётся только конвертировать в политический капитал, а это ему пока удаётся

литература вопроса: Альбер Камю. Бунтующий человек. М.: Политиздат, 1990
комод

или вот так

институт, который называется nation-state: это не просто государство, потому что государством является любой институциональный формат власти, монархия в том числе, это такое государство, когда источником авторитета, превращающего власть правителей в социальный институт, является нация, т.е. совокупность индивидов, объединенных ритуалами и святынями civil religion, этот авторитет может транслироваться при посредстве как органов политического представительства (парламент), так и civil society, медиа прежде всего
комод

exercises in political theology: вопросы терминологии

кстати, в рамках курса "Введение в политтеологию", который я в этом семестре читаю в нескольких разных местах, предполагается рассмотреть три формата институционализации власти, каждому из которых соответствует особый тип государства: монархия с её ритуалами коронации ("помазания на царство"), nation-state с его ритуалами президентских и парламентских выборов, а также некий третий тип государства, с харизматическим лидером во главе и ритуалами массового террора, неизменный и повсеместный эпифеномен всякого крупномасштабного политического транзита, ума не приложу, как его назвать, в советское время такое государство называли "революционная диктатура", но вдруг есть что получше? - странно, конечно, что революцию никто не рассматривал как особый институциональный формат власти, не только процесс, но вдруг я чего не знаю?