April 1st, 2016

комод

очередные мемуары: не забудем, не простим

должен заметить, что меня никогда не интересовала служебная карьера, то есть, конечно, мне всегда, как и любому другому человеку, хотелось, чтобы меня уважали и чтобы у меня было побольше денег, но денег заработанных и уважали за владение предметом, а не потому, что я какой-то начальник, вполне такая демократическая и рыночная установка, типичный "средний класс", как теперь говорят, отношение к вопросу стало меняться, когда я защитился и стал сотрудником теперешнего ИИНТ РАН, выяснилось, что молодые, подающие надежды учёные, конечно, равны, но одни равны больше, чем другие, этих можно задвинуть, а тех выдвинуть, и вовсе не потому, что те лучше владеют предметом, чем эти (пояснять не буду, дело было давно, ничего не исправить, да и сама по себе история типовая), потом, правда, было замечательное время, когда я работал в теперешнем ИСА РАН, контора была "режимная" и вообще, однако у моего тогдашнего начальника хватило ума предоставить мне режим laissez-fair при условии, конечно, что я регулярно выступаю на семинарах, публикую статьи, а в конце года приношу свой раздел отчета, но при этом никуда не "высовываюсь", т.е.. в частности, не претендую на докторскую и загранкомандировки, зарплата моя и так была хорошей, всякого рода приработок регулярным, а советская власть выглядела непоколебимой твердыней, так что я и не претендовал, потом, однако, этот мой начальник умер, а у нового был на меня какой-то зуб, не знаю уж, отчего, пришлось уйти, благо как раз в это время мне предложили перейти в теперешний ИСК РАН, вот тут я уже конкретно на своей шкуре почувствовал, а коллеги не поленились объяснить, как мало тут у нас значит личная интеллектуальная компетенция и как много влиятельная родня или дружба с правильными людьми, лучше откуда-нибудь "оттуда", десять лет спустя это всё, понятное дело, закончилось конфликтом с новым директором института, прилюдным скандалом, уходом "по собственному желанию" и пятилетней безработицей, пока меня, наконец, не взяли в РГГУ, где довольно быстро дали понять, что это убежище, откуда меня, конечно, по силе-возможности не выгонят, харам, но и высунуться не дадут, о докторской диссертации, профессорской должности, собственных концепциях, книгах, изданных за счёт университета, или каких-то других академических знаках авторитета и почёта лучше бы забыть на всю оставшуюся мне жизнь, так что, коллеги, не рассказывайте, будто успех в науке зависит от самого человека, его таланта, усердия и прочего такого, просто вам никогда не перекрывали кислород реально и конкретно
комод

exercises in political theology: коронация

средневековый ритуал коронации, или "помазания на царство", очевидно, следует рассматривать в том же ряду, что и другие "обряды перехода", составлявшие исключительную привилегию церкви вплоть до начала 20-го столетия - крестины новорожденного, венчание супругов и отпевание покойника, во всех этих случаях церковь не только оформляет переход как социальный факт, но и свидетельствует о реальной трансформации тела, а не только переменах в статусе его обладателя, т.е. констатирует появление этого тела на свет из материнской утробы, образование единой супружеской плоти или, наконец, уход этого тела в "мир иной", логично предположить, что и ритуал коронации есть такое же свидетельство о трансформации тела,* а не чисто об изменении статуса: церковь как бы ручается, демонстрируя своё поручительство "городу и миру", что персона, над которой совершается ритуал коронации, реально обладает специфическим институциональным телом властителя, а не просто имеет право на трон и корону