March 3rd, 2016

комод

exercises in political theology: "аппарат"

так называемый "аппарат", по сути дела, представляет собой такой же диспозитив власти, как личное оружие "силовика", хитроумие и "связи" интригана или компетенция опытного специалиста: в самом простом случае это двухуровневая структура отношений, связывающих "исполнителя", который обладает какими-то личными ресурсами власти, например, навыками работы с компьютером или сексуальной привлекательностью, и "заказчика", во власти которого находится "исполнитель", обычно такая структура обладает "зонтичной" конфигурацией (несколько "исполнителей" при одном "заказчике"), благодаря этому "заказчик" получает возможность эксплуатировать достаточно значительные личные ресурсы власти;

прототипом "аппарата" как формата интеракции, очевидно, являются отношения между матерью и ребёнком, отсюда, наверное, хорошо узнаваемый "инфантильный нарциссизм" бюрократии, в проекции на неопределённо широкий спект желаний таким прототипом могут считаться легенда о Големе, о джинне, который заключён в какой-то сосуд (масляную лампу, кувшин, бутылку) и потому обязан исполнять желания человека, который этим сосудом владеет, или другие истории в том же роде ("Сказка о рыбаке и рыбке", например), отношения внутри так понимаемого "аппарата", очевидно - вовсе не власть, а её противоположность, даже зеркальное подобие - дисциплина, которая по умолчанию предполагает, что никаких собственных желаний и, следовательно, мотивации к своевольным действиям у "исполнителя" нет, любые его или её действия являются исполнением желаний человека, владеющего "аппаратом", отсюда уже пресловутая "теория винтиков", которая вполне может служить эпитомой не только советской, но и любой другой бюрократии;

есть две хорошо отработанные технологии, посредством которых "заказчики" дисциплинируют "исполнителей", одна из них известна из материалов процесса над тамплиерами и состоит в том, что новичка так или иначе обязывают к совершению действий, заведомо исключающих выход из подчинения,* отсюда уже учредительный миф любого возможного "аппарата", идеологема "приказа" как универсального алиби, другая известна из рассказов о "горном старце" и состоит в формировании аддикции, которая затем эксплуатируется с тем же результатом, так называемые "коррупционные связи", по сути дела, представляют собой комбинацию обеих этих технологий, с поправкой разумеется, на обстоятельства времени и места