March 19th, 2013

комод

exercises in mythology: цветовая символика

вдогонку к моему посту о лабиринтах френд eka_dais прислала ссылку на соображения Рене Генона о символах стихий в библейской мифологеме первочеловека, я на это ответил, что "красная земля", о которой речь - такой же оксюморон (или, если угодно, юнгианское conjunctio oppositorum), как и "песчаная буря" или, того интереснее, "метель", преодоление которых очень часто (например, у Пушкина) рассматривается как инициация героя: смешение крайних стихий при элиминации или камуфляже средней, т.е. собственно транзита;

к этому, наверное, следует добавить, что первоначально триада стихий, которая моделировала инициатический транзит, скорее всего, выглядела как последовательность "камень - вода - огонь", отсюда "каменное небо" зороастрийцев, распространённое идиоматическое выражение "окаменеть", ритуал умервщления жерты посредством забрасывания камнями, традиция обозначать место ухода в "мир иной" камнями-гермами и прочее такое, затем, вероятно, вследствие развития металлургии, произошло расщепление "камня" на "эемлю" и "металл", соответственно, к ритуальной цветовой символике был добавлен "жёлтый", а также расщепление "огня" на собственно "огонь" и "дерево" или "воздух", в зависимости от контекста, вследствие которого к ритуальной цветовой символике был добавлен "синий", далее, скорее всего, по соображениям симметрии, "жёлтый" стал эквивалентом "земли", тогда как пара "жёлтый/синий", обрамляющая водный транзит, получила (наряду с "мостом" и "ковчегом") значение символа, указывающего на мистагога, отсюда плетёные двухцветные ("жовто-блакитные") пояса суфийских наставников, не исключаю, впрочем, что это всё мои домыслы;

a propos, существует точка зрения, согласно которой пятая стихия (quinta essencia), переходом в которую завершается инициация - это не огонь, как полагал Гераклит, а спирт, так, во всяком случае, считал францисканский богослов и, по-видимому, тайный алхимик Иоанн Рупесцис, живший в XIV веке, отсюда, как я слышал, название этого вещества, а также мифологемы, связанные с различными видами транзита, в том числе воскресением из мёртвых, и предполагающие употребление спирта или его производных в качестве ритуального напитка
комод

exercises in coaching: прототипы инициаций

не исключено, кстати, что древнейшие инициатические практики выглядели очень просто и мало чем отличались от какого-нибудь нынешнего start-up'а: инициант, т.е. юноша, претендующий на статус взрослого мужчины, должен был углубиться в пещеру, найти там медведя, убить его (читал, будто в эпоху палеолита охота на пещерных медведей была чуть ли не основным источником пищи), а затем благополучно отыскать выход, т.е. проделать впервые именно то, что для взрослого мужчины являлось повседневной хозяйственной рутиной, сходство этого сценария с рассказами о странствиях через Лабиринт очевидно;

в обществах, живущих охотой на дикого зверя, поединок в лабиринте остаётся завершающим актом социализации, примерно как наши теперешние защиты дипломных работ в университете или даже выпускные экзамены в школе, однако такой поединок сохраняет своё значение важного транзитивного ритуала и в обществах, в которых охота на дикого зверя уже не является повседневной рутиной или даже вовсе утрачивает хозяйственные функции, в таких обществах инициации также меняют свою функцию - приобретают характер тренинга на так называемое "совладающее поведение", т.е. действия в различного сорта "пограничных" ситуациях, чреватых угрозами жизни, свободе или даже повседневным личным планам на будущее;

в сущности, поединок в лабиринте и есть наиболее адекватная, даже исчерпывающая модель таких ситуаций, отсюда трансформация поединка в самодовлеющее публичное зрелище (прежде таковым был только его исход, демонстрация добычи), а также регламентация поединка достаточно жёсткими правилами, местом поединка становится хорошо наблюдаемая и специально оборудованная площадка (агора, стадион, арена цирка или театральная сцена, стол для симпосиона), а первоначальная синкретическая функция мистагога дифференцируется, появляется арбитр, надзирающий за ходом состязания и действиями его участников