December 1st, 2010

клоун

феномен скандала

Всякий, кто читал и помнит сказку Г.-Х. Андерсена "Новое платье короля", наверное, со мной согласится, что разоблачение, которое так некстати устроил юный поборник гласности (вполне допускаю, что нечаянно, однако не исключаю и "заказа", как теперь говорят), сильно поменяло актуальную политическую ситуацию - король, ставший жертвой скандала, оставался у власти недолго и вынужден был её передать - либо целиком своему преемнику на престоле, либо отчасти влиятельному премьер-министру (который, не исключаю, и был реальным "заказчиком" скандала), мошенники были выслежены, пойманы и жестоко наказаны, инициатор скандала тоже, полагаю, не сделал карьеры (хорошо ещё, если получил обещаный ему гонорар), народ же и придворные не получили вообще ничего - помимо обычной в случаях перемены власти нервотрёпки и, разумеется, заверений в том, что вот теперь-то уж точно новая эпоха.

Между тем, "разводка" на высшем уровне, устроенная двумя якобы портными, вполне могла бы сойти проходимцам с рук: народ и придворные, конечно же, видели, что новое платье короля - фикция, отдавал себе в этом отчёт и он сам, про себя чертыхаясь и проклиная свою оплошность (примерно как городничий в финале "Ревизора"), но все были согласны делать вид, что ничего "такого" не происходит, вследствие чего скандал мог бы даже и не состояться - король бы остался у власти (хотя, конечно, помнил бы о своём позоре, что так или иначе смягчило бы его внешнюю и внутреннюю политику), мошенники получили бы свою награду и смылись, хорошо понимая, что о произошедшем рассказывать нельзя никому (иначе впредь уловка уже не будет работать), а безусловно (или не очень) искреннее молчание народа и придворных, может быть даже - общенародная готовность рассматривать случившееся как провокацию зарубежных спецслужб, были бы дополнительно подкреплены какими-нибудь публичными упражнениями с кнутом и пряником, как оно в таких случаях обычно бывает.

Если эта моя реконструкция обстоятельств скандала, о котором тут речь, верна, то соответствующее развитие событий, очевидно, предполагает в качестве своего главного условия достаточно основательный кризис власти, прежде всего - пресловутое "верхи не могут", т.е. проблематизацию статуса, которым обладает конкретное физическое лицо, воплощающее эту самую власть (в данном случае - король), а следовательно - наличие реальной политической альтернативы и, соответственно, "конфликта интересов", связанного с действиями какого-нибудь эффективного, но не слишком законного претендента; помимо этого, безусловно, устройство скандала предполагает хорошо ощутимую границу или даже дистанцию между "публичным" высказыванием и "приватным" суждением (примерно как у Гоголя в "Игроках"), а соответственно - наличие более или менее существенного расхождения между ними (пресловутого "двоемыслия"), порождающего эффекты так называемой "двойной повязки" и тем обеспечивающего техническую возможность скандала.

Инет, разумеется, сильно облегчает артикуляцию и консолидацию "приватных" суждений, в стукачах, массовых опросах или других средствах надзора за "общественными настроениями" особой нужды теперь нет, а противостояние "инет-сообщества" различным традиционным медиа (будь то телевидение, радио или пресса), наделяет сетевых opinion leaders привилегией инициативы в устройстве скандалов (что мы, собственно говоря, и наблюдаем в связи с публикациями Дж. Ассанжа или его отечественных единомышленников и последователей); тем не менее, по мере интеграции наиболее популярных блоггеров в "медиасообщество", которая, собственно, уже происходит и будет теперь происходить очень быстро, а также неизбежной инфляции компромата и, соответственно, размывания границ "публичного" эта инициатива и, соответственно, привилегия уже очень скоро, полагаю, достанется кому-то другому.