November 14th, 2010

это я

вспоминая Р.К. Мертона

В любом социальном контексте множественность точек зрения на существо той или иной проблемы, всё равно - практической или научной, и, соответственно, подходов к её решению - обычное явление, в сообществах, которые мы рассматриваем как необходимую исходную предпосылку к тому, что "там у них" называется "knowledge production", это даже необходимость. Однако важно, что в реально демократическом и эгалитарном сообществе (это не политический режим, а культура повседневного действия) любые возможные точки зрения остаются частными мнениями тех, кто их высказывает, и отнюдь не претендуют на (тем более, не приобретают) статус единственно возможного "знания о...". Напротив, в авторитарных социальных контекстах привычный и общепринятый modus operandi заключается в том, чтобы среди всего спектра мнений какое-то одно (нередко своё собственное) назначить единственно верным, именно назначить априори, а не обнаружить в ходе равноправной и корректной полемики (характерный симптом так называемого "нарциссического синдрома"), при этом не так уж важно, делает ли это какой-нибудь "гражданин начальник", используя свой личный "административный ресурс", или же частное лицо, используя чисто силовые приёмы (когда-то подобная стратегия обозначалась идиомой "брать на горло"). В странах глобальной "периферии", где авторитарные социальные контексты образуются, так сказать, естественным образом, такая стратегия впридачу очень часто маскируется выборочными ссылками на публикации (книги и статьи), появляющиеся в "метрополиях" соответствующей области знания - дескать, это не моё частное мнение, это согласованная позиция мирового экспертного сообщества (обычно это на самом деле тоже чьё-то частное мнение, "там у них" не так уж и авторитетное, но кто считает). В таком контексте полемика, всё равно на какой "площадке" и в какой форме, сводится к тому, чтобы навязать это частное мнение в качестве догмы, оспаривать которую технически невозможно и "по жизни" даже опасно ("забанят", а то и оставят без работы), вследствие чего и сколько-нибудь эффективное "производство знания" до крайности затруднено или даже невозможно в принципе.
праща

религиоведение on-line

как справедливо заметила моя жена (дело было сегодня утром в кофейне на Покровке, где мы завтракали), в "блаженные 70-е" предметом культа (и, соответственно, источником универсальных образцов поведения) были немногочисленные и легко субституируемые "фирменные вещички", приобретавшие статус особого рода "святынь" исключительно на дальней социальной "периферии" нашего общества или в достаточно ограниченных и весьма специализированных анклавах потребления, более того - функционеры этого диффузного и вялотекущего карго-культа (пресловутые "фарцовщики") оставались достаточно сомнительной публикой, которую использовали и терпели, однако не считали элитой и даже всегда были готовы принести в жертву; сегодня, похоже, разнообразные карго-культы являются уже социальным "центром" нашего общества, в круг релевантных священных артефактов включены не только "штаны и алкоголь", но и профессиональная компетенция, зарубежные корпоративные "повязки" или даже книги по специальности и научные концепции (что особенно затрудняет, а иногда и блокирует сколько-нибудь эффективное участие в глобальном knowledge production), тогда как отечественной интеллектуальной элитой стали типичные, иногда попросту былые "фарцовщики", что, конечно, есть очевидное и безусловное свидетельство прогресса
праща

как формируется элита

Судя по некоторым комментам, попавшимся мне на глаза где-то в глубинах и на просторах и-нета, А.Ф. до некоторой степени уже фрустрирован (как мне показалось) той публикой, которая не без его же активного содействия помаленечку начинает (или даже уже реально способна, пока не знаю) доминировать в отечественном "интеллектуальном сообществе". Кто ж спорит, выпускник университета должен быть основательно знаком с "классическими источниками" той области знания, где работает или собирается работать, в деталях знать историографию проблемы, которую исследует или должен решать, наконец - перманентно отслеживать и читать (а ещё лучше - регулярно прорабатывать в дискуссии с однокашниками и коллегами) актуальную специальную (научную или техническую) литературу, на "периферии" глобального интеллектуального сообщества - прежде всего зарубежную, публикуемую в странах, которые являются его "метрополиями". Между тем, ученики помянутого А.Ф., в особенности - ученики его учеников, с которыми мне иногда приходится общаться в и-нете или "в реале" на семинарах и занятиях, почему-то уверены, что профессиональная компетенция социолога (о религиоведах или, тем более, философах судить не претендую, не моя специальность) к такой вот начитанности, собственно говоря, и сводится, более того - эта самая начитанность обеспечивает им какие-то привилегии в дискуссии, вплоть до непогрешимости ex cathedra. Иными словами, публика, о которой тут речь, рассматривает научную деятельность как очередной карго-культ, а компетенцию "сугубого знатока" литературы или даже библиографа - как sacrum, недостаточное почитание которого или, тем более, сомнение в его самодовлеющей ценности переживается как непосредственное и явное посягательство на здравый смысл.

P.S.  Как выяснилось via grey_dolphin, тенденция, о которой тут речь, "достала" не только меня: www.nlobooks.ru/rus/magazines/nlo/196/2004/2009/