September 16th, 2010

это я

лидерство как спектакль

Любой рассказ о лидерстве, будь то библейская история Исхода, хрестоматийная вставная новелла в повести М. Горького "Старуха Изергиль" или какой-нибудь политаналитический нарратив (скажем, жизнеописание государственного деятеля), вполне может рассматриваться как модель указанного феномена, оперирующая тремя переменными: персона лидера с его характерными идентичностью, внешностью и прочими "особыми приметами", сообщество тех, кто за ним следует или ему подражает ("народ") и некий предмет, обладающий высокой аттрактивностью - факел или "матюгальник" в руках, хоругвь или знамя над головой, свисток во рту и прочее. В англоязычных культурах  такие предметы обычно именуют "gimmicks", перевод этого слова на русский предлагаю найти самим (это, конечно, могут быть и вербальные конструкты, акустические эффекты или "прикольные" жесты); драматургия лидерства строится таким образом, что взгляд, слух и внимание "народа" сосредоточено на gimmicks, соответствующими предметами, в свою очередь, манипулирует лидер, ну а его внимание, взгляд и слух прикованы к "народу", вследствие чего отношения между "народом" и лидером достаточно часто обозначают идиомами "служение", "забота о..." или даже "любовь к...", в результате образуется "роковой треугольник" повседневных межличностных зависимостей, который, собственно говоря, и наделяет лидера властью. Как можно заметить, структура этого "рокового треугольника" такова, что именно лидер зависит от "народа", а не наоборот, как мы привыкли считать, это обстоятельство, позволяющее (как в известной книге З. Бжезинского) противопоставить друг другу "лидерство" и "господство", наглядно демонстрируют такие широко распространённые политические ритуалы, как  выборы (пусть даже сколько угодно фальсифицированные), пресс-конференции (когда журналисты выступают в качестве представителей "народа") или, наконец, различного уровня и масштаба публичные выступления лидера, которые отнюдь не случайно чаще всего оформлены именно как ответы на вопросы.