September 2nd, 2010

это я

социология жертвоприношений

В силу причин, о которых как-нибудь в другой раз (тут надо будет подробно объяснять, что такое инициации, в чём именно состоит их социальная функция и каковы их современные формы), практики жертвоприношения очень часто становятся матрицей, по которой строится  фабула какого-нибудь популярного литературного повествования, кинофильма или телесериала: история, которая начинается с внезапно разразившегося бедствия (всё равно - природной катастрофы, вторжения инопланетян, грубой судебной ошибки или обыкновенного "наезда" со стороны конкурентов), продолжается как личный подвиг или их серия и заканчивается всеобщей пьянкой, скажем, по случаю свадьбы героев или их отъезда куда-нибудь в теплые края - классическое "общее место" массовой культуры последних полутора столетий (от оперетт Имре Кальмана до практически любого фильма с Харрисоном Фордом), проверенный рецепт и гарантия бестселлера, более того - это всегда вариации на тему библейской "истории Исхода" или хотя бы сценария, реконструкцию которого предлагает В.Я. Пропп в книге "Морфология волшебной сказки", образцовая демонстрация того, что социологи называют "невидимая религия"; одно из считанных исключений - культовый отечественный фильм "Особенности национальной охоты", действие которого сразу начинается с пиршества, а жертвоприношения и подвиги совершаются в моменты, когда это увлекательное священнодействие приходится на время прервать - естественно, потому, что кончилась водка.