August 28th, 2010

это я

читая фленту

из тех, кого я читаю на фленте или, возможно, их френдов, не помню уже (никогда не мог запомнить источник, из которого черпаю сведения), так вот: кто-то из френдов или их френдов справедливо заметил, что покойный Г.П. Щедровицкий учил не какой-то определённой "науке", т.е. совокупности знаний и навыков (даже если он сам или его ученики искренне так считали и даже называли это "методологией"), но скорее искусству приумножать собственный "интеллектуальный капитал", т.е. эффективно ставить и решать проблемы любого сорта, с какими приходится иметь дело взрослому и деятельному человеку, всё равно - в политике, науке, бизнесе или повседневной жизни
праща

метаморфозы публичности

есть такая точка зрения, что политика - это публичное действо, "спектакль", очень похожий на театральную постановку или бытовой скандал (не зря же говорят "устроить сцену"), в политике, как и на театре, есть свои специфические жанры, свои перформативные "амплуа" и, главное, свои специфические конвенции, помимо знания которых относиться к стратегиям и символам политики всерьёз невозможно и которые, естественно, подвержены обычной амортизации, т.е. могут устареть, что время от времени и происходит - в политике тоже есть своя "актуалка", которую "носят" все, свой "винтаж" для ценителей и своё "старьё", попросту вышедшее из моды; a propos, то же самое справедливо и для науки, занятие которой тоже сопряжено с "публикацией" результатов, функциональной дифференциацией жанров или "амплуа" и социальным признанием автора (только не посредством аплодисментов, "продаж" или голосов "за", а хорошо всем известного цитирования, нобелевских или других премий и эпонимов), а также своими специфическими "правилами игры", которые тоже действуют по соглашению и тоже подвержены амортизации, из-за чего со временем просто выходят из употребления: покойная Нина Наумова, приезжая из заграничной командировки, обычно собирала "молодых" рассказать, "что там сейчас носят", это её собственные реальные слова
кепка

мемуары

не помню уже, когда (по-моему, году в 1995) привиделось мне, будто по телевизору известили о гигантской волне, надвигающейся на Москву: я будто бы вышел на балкон и даже её увидел - очень высокая, почти как "высотки", она стояла над кремлёвскими башнями (которые у меня с балкона были видны где-то у самого горизонта) и очень-очень медленно, почти незаметно, двигалась вперёд, в мою сторону, позже по телевизору же сообщили, что эта волна полностью накроет город часам к пяти утра (дело же было около двух или трёх пополудни), я стал звонить разным знакомым, не возьмут ли меня на какое-нибудь судно (яхту, лодку, плот, всё равно), все были полны сочувствия и от души готовы были помочь, но свободных мест нигде не было, часам к пяти пополудни я понял, что помощи ждать неоткуда и не стоит, после чего начал размышлять, как потратить эти последние в моей жизни полсуток, из-за этого, как водится, пришёл в себя; на днях почему-то это видение вспомнил