August 3rd, 2010

это я

религиоведение

начало см.: rencus.livejournal.com/114141.html

Если бы всё тот же интересующий нас вопрос - можно ли при исследовании какой-то реальности обойтись без знакомства с этой реальностью на собственном опыте - был задан медику, он бы, конечно, отшутился (и такую реакцию нетрудно понять), однако потом долго бы рассказывал о так называемой «медицинской герменевтике», о постановке диагноза как искусстве и о роли клинической практики в подготовке врача; психиатр (во всяком случае, опытный) непременно упомянул бы о необходимости эмпатического сопереживания пациенту, а психотерапевт или, тем более, психоаналитик, после известных колебаний непременно упомянул бы о феноменах переноса и контр-переноса, о давней корпоративной традиции, согласно которой «целитель» время от времени должен становиться «пациентом», не исключено - о психиатрическом бестселлере Б. О’Брайен «The Inner Life of a Schizofrenic», самое название которого достаточно красноречиво, а также о более специальной работе Д. Сэджвика «Раненый целитель», где детально исследована связь между профессиональной компетенцией медика и реальным личным опытом болезни.

Наконец, если бы такой или похожий вопрос был бы задан математику, какое-то время, конечно, пришлось бы потратить на различного сорта negotiations, направленные на разъяснение того, о чём конкретно в данном случае идёт речь, однако по достижении взаимопонимания и консенсуса вопрошающему бы ответили так: вообще говоря, математики стремятся к тому, чтобы все их объекты были конструктивными, однако даже самые изощрённые их концепции прямо или косвенно предполагают интуицию натурального числового ряда (отсюда знаменитый "тест Ландау"), т.е. сопряжены с непосредственным личным опытом, очень похожим на мистические видения.

tbc