July 6th, 2010

кепка

мемуары

Году в 1985 я было решил, что настала пора изготовить и защитить докторскую диссертацию: семейное положение и возраст такие, что уже пора, и конкретно, публикаций у меня достаточно, имя и статус тоже, вроде, есть, более того - есть достаточно основательная и перспективная исследовательская программа, можно даже на группу претендовать, по этому случаю и в ознаменование серьёзности намерений решил я вставить в статью, которую как раз в это время готовил для ежегодника "Системные исследования", если кто не знает - корпоративного издания, в котором обычно публиковали свои работы сотрудники академического института, ныне именуемого ИСА РАН, какую-нибудь основополагающую цитату из Маркса - не потому, что я разделял "господствующий дискурс", но так было принято. Цитату, походящую к случаю, я довольно быстро отыскал, определил подходящее для неё место в тексте статьи, обставил её приличествующими случаю рассуждениями (что-то типа "марксизм и социология науки") и со спокойной душой стал дожидаться выхода ежегодника в свет. Не тут-то было: звонит мне В.Г., ныне, кажется, ведущий научный сотрудник ИФ РАН и профессор, а в те поры мой добрый приятель (так я, во всяком случае, считал), и предлагает снять весь этот довольно большой абзац с цитатой из Маркса. "- А что, собственно, с этой цитатой не так? - спрашиваю (это, понятное дело, реконструкция диалога, как я его помню сегодня, а вовсе не распечатка записи на диктофон или в этом роде). - Да нет, с цитатой всё в порядке. Но вот когда я читаю твои рассуждения по её поводу, меня не покидает ощущение, что это стебалово. - Да ты что - я вполне серьёзно! - Я понимаю, что серьёзно, и потому решил проверить своё впечатление - дал прочитать статью людям, которые с тобой незнакомы. - И что? - У них точно такое же впечатление - сними цитату от греха подальше". Ну, я цитату, естественно, снял, статья благополучно заняла своё место в ежегоднике, её название до сих пор украшает список моих публикаций, однако желание и дальше расходовать жизнь на приобретение статуса "серьёзного учёного" со всеми его реквизитами у меня почему-то пропало (не мой, как говорится, жанр), а тут и вовсе нашёлся добрый человек, некто М.С., былой сотрудник ИМРД АН СССР, ныне проживающий где-то в окрестностях Берлина, который предложил мне оставить социологию науки вкупе с цитатами из Маркса до лучших времён, перейти в другой, ещё более престижный академический институт, тоже двойного подчинения, и заняться "реальным делом", это значит - практически содействовать формированию демократического политического порядка в нашей стране. В перспективе это означало многомесячную стажировку где-нибудь в зарубежных "метрополиях" глобального академического сообщества, поэтому я на предложение новой работы согласился, чему до сих пор не знаю - радоваться или огорчаться, потому что за границей я, конечно, пожил и даже поработал, на людей посмотрел, своё подлинное "я" осознал и нужных книжек привёз (до сей поры ими спасаюсь), однако из контекста выпал, докторскую диссертацию так и не защитил, да и эта затея, на которую меня подписали, оказалось полной туфтой.
тазик

чужие мысли

В те давние поры, когда я учился в начальной школе и был дитя, бабка меня поучала так: "Адя, когда вырастешь, постарайся стать врачом - врач найдёт работу при любой власти". В свои молодые годы бабка пережила гражданскую войну на Украине и знала по собственному опыту, что власть меняется чаще и более заметно, нежели повседневная жизнь.
инфор

слушая музыку

Из магазина "Союз" с новым диском: John Blum. Who begat Eye. KONNEX Rec., 2009; пианист Джон Блум - один из наиболее заметных представителей очередного нового поколения мастеров free improvisation music, он хорошо известен по «живым» выступлениям, участвовал в записи альбома Сонни Мюррея "Black Pearls", vol.2, однако собственная дискография музыканта невелика. Этот диск - четвёртый, в моей личной фонотеке - третий: сольная импровизация с хорошим драйвом, с очень плотной и глубокой текстурой, но при этом отнюдь не предъявляющая к слушателю заведомо неисполнимые требования (в отличие от того, что иногда делает Сесил Тэйлор) и без всякого рода звуковых gimmiскs, характерных для Мэттью Шиппа - этакий дзенский бамбук на ветру, я бы сказал - строгая музыка.