June 14th, 2010

варан

middleclass recitations

Имею ли я право быть самим собой? - это значит: слушать именно ту музыку, которую я хочу слушать, есть и пить то, что вызывает у меня аппетит, носить ту одежду, которая мне впору, жить там и так, где и как мне удобно, думать о близких, обществе или даже человечестве в целом именно то, что я думаю, и вообще так или иначе самоутверждаться, т.е. добиваться того, чего я хочу? - Нет, объясняют мне разные знающие люди, это докса ("не по понятиям", значит), а докса - это для плебеев. - Но я и есть плебей! - в социальной номенклатуре общества, существовавшего на американском Юге до гражданской войны - white trash, лично свободный простолюдин, "средний класс", как теперь говорят, у меня и в предках не было ни господ, ни холопов. - Раз так, то либо веди себя "подобающе", это значит - как тварь дрожащая, либо иди отсюда куда-нибудь подальше, таких нам тут не надо.
варан

middleclass recitations

Мне вот из всех деятелей "большой" французской революции (была ещё и "малая", 1848 года) ближе всего аббат Сиейес: "- Что Вы делали в то время, когда Дантон сражался на баррикадах, Эбер жёг глаголом сердца, жаждущие справедливости и свободы, а Робеспьер им всем рубил головы? - Я в это время жил". Ещё, конечно, там был генерал Бернадотт, человек тоже весьма intelligent, но его судьба мне не светит.

Литература вопроса: Кропоткин П.А. Великая Французская Революция 1789 - 1793. М.: Наука, 1979; Tolkien J.R.R. The Lord of the Rings. L.: HarperCollins Publ. 1991-96; Inchausti R. The Ignorant Perfection of Ordinary People. Albany, N.Y.: State Univ. N.Y. Press, 1991.
варан

middleclass recitations

A propos, в России тоже было две революции: "большая" 1913 - 20 годов и "малая" 1985 - 92 года, тогда как в 1905 - 1907 годах, на мой взгляд, никакой революции не было, потому что революция не может закончиться неудачей, в этом случае события называются иначе, скажем - беспорядки или политический кризис. Разница та, что в России обе революции были byproducts самопроизвольно протекавших инновационных процессов, на которых с разным успехом попытались "наварить" отдельные конкретные лица и клики, тогда как во Франции это была уже целенаправленнная борьба за лидерство и статус в национальном контексте.