April 23rd, 2010

праща

читая фленту

Тут в сообществе sociolog  занятная дискуссия - является ли война социальным институтом; см.: community.livejournal.com/sociolog/287702.html. Я написал, что у слова "война" есть два разных значения: это особая практика ("продолжение политики иными средствами"), которая, судя по всему, выполняет какие-то важные социальные функции и потому при нужде всегда может быть институционализирована, и это особый социальный порядок, или образ жизни (альтернативный "миру"), который поддерживается и транслируется при посредстве некоего собственного набора практик, в том числе институциональных (например, практик "фронта" и "тыла"), идентичностей и первичных желаний. Беда в том, что участники дискуссии, как правило, знают о войне исключительно по книгам, которые написаны теми, у кого тоже не было соответствующего личного опыта.

Если кому предмет дискуссии интересен сам по себе, стоит прочитать: Эрик Хоффер. Истинноверующий. Личность, власть и массовые общественные движения. М.: Альпина, 2004; Элиас Канетти. Масса и власть. М.: Ad Marginem, 1997; Маргарет Мид. Мужское и женское. М.: РОССПЭН, 2004; Камилла Палья. Личины сексуальности. Е-бург: У-Фактория/Изд-во Уральского ун-та, 2006; Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. М.: АкадПроект, 2009; Fanon F. Les Damnes de la Terre. Paris: S.A.R.L., 1965; Deleuze G., Guattari P. Nomadology: The War Machine. N.Y.: Columbia Univ. Press, 1986.

aire de dia: www.youtube.com/watch
тазик

метафизика

А вот ещё экскурс в социологию дискурса: "на войне", "на окраине", "на службе", "на зоне", "на флоте", "на театре", "на необитаемом острове"; во всех случаях предлог "на" маркирует пребывание внутри какого-то "иного мира", т.е. особого социального "пространства" или даже "хронотопа", о котором точно известно только одно - здесь действуют какие-то особые "правила игры", несовместимые с теми, которые приняты "здесь и теперь", в повседневной жизни.