April 2nd, 2010

праща

цитата

"...Социальная теория — не музей восковых фигур (в котором профессора почтительно протирают пыльной тряпочкой чучело Дюркгейма), и не кустарная мастерская (где «на коленке», из запчастей советских времен и поломанных импортных концепций, наши самобытные мыслители собирают новую социологическую бомбу). Это наукоемкое и высокотехнологичное производство. И пока мы не научимся делать внятную, востребованную теорию, наши исследования будут интересны лишь с точки зрения добываемого здесь эмпирического «сырья»". Я, правда, привык считать, что наука, в том числе социология - это открытие, на крайний случай - изобретение чего-то нового, ранее неизвестного (для чего "кустарная мастерская" подходит гораздо лучше, нежели заводской цех), а вовсе не производство, тем более - не производство заранее ожидаемого, а значит - стереотипного продукта; ну и, конечно, мне уже однажды конкретно объяснили, почему "внятная и востребованная социальная теория" не может появиться на "периферии" глобального профессионального сообщества. Если эта точка зрения  (от которой я не вижу причины отказываться)  верна, то либо автор приведённой цитаты не слишком осведомлён в той самой области социологии, на которую так часто "наезжает", либо вполне понятная и вроде бы достойная задача сделать "Вышку" заведомо конкурентоспособной на международном рынке образования почему-то нуждается в камуфляже; есть и ещё более простое объяснение - реально имеется в виду конкурентоспособность на международном рынке продуцентов эмпирического "сырья", но я его с гневом отвергаю. 

См.: hse.ru/news/avant/17277625.html
тазик

мемуары

Году так в 1981 или 82 прогуливались мы с В.М.С., профессором МГИМО и давним моим приятелем, вокруг старого здания Президиума АН, обсуждая при этом не только текущую обстановку, но и перспективы собственной академической карьеры; хорошо понимая, что глобальное научное сообщество устроено таким образом, что по достижении определенного профессионального статуса надо перебираться куда-нибудь поближе к "метрополиям" собственной дисциплины (иначе наступает что-то удивительно похожее на пресловутый "сперматоксикоз"), и отдавая себе отчёт в том, что для советского учёного, не принадлежащего к какому-нибудь "избранному народу", это утопия, мы долго и очень всерьёз перебирали различные стратегии, позволяющие оставаться профессионалом в своей области, но при этом действовать вне академического и университетского контекста, как free-lance intellectual; прошло вот уже  три десятилетия, мы живём, вроде бы, в совсем другой стране, границы которой открыты, рынок на каждом углу, однако вопрос, который мы тогда обсуждали, по-прежнему актуален и всё ещё на практике не имеет решения.