April 1st, 2010

тазик

читая фленту

Чем больше читаю в дружественных ЖЖ постов и прочих статей с аналитикой состояния и перспектив нашей отечественной социологии (религиоведения, нужное вписать), тем сильнее хочется процитировать классика: «Ну и дураки же вы все!».

Теперь по делу: представим себе простой, так сказать, «массовый», случай - студент, в анамнезе типичный «средний класс», обучающийся на социолога в РГГУ, ГУГН, МГУ или «Вышке»; это всё «площадки», с которыми я сам знаком на личном опыте преподавателя или главы семейства, понимаю, что это не одно и то же, однако склонен думать, что для студента (т.е. в перспективе жизненного пути) различия между возможностями, которые открывает социализация в любом из указанных контекстов, не стоят внимания тех, кто меня читает.

У этого студента примерно на втором курсе возникает дилемма: то ли уехать куда подальше и продолжать обучение в одном из европейских (американских, канадских) университетов, т.е. эмигрировать в пошаговом и достаточно комфортном режиме, то ли остаться на «исторической родине» и, соответственно, очень быстро оказаться перед дилеммой следующего уровня – либо наняться социологом куда-нибудь, где платят деньги, хотя бы издалека похожие на зарплату, либо положить свой диплом на полку (вариант – повесить в красивой рамке на стену) и, скажем, заняться каким-нибудь мелким бизнесом, вписаться в клиентеллу какого-нибудь фонда, снабжающего грантами всякого рода «продвинутых» бездельников, или посвятить себя карьере в госструктурах.

Я не говорю и даже не считаю, что это плохо – дай Бог им всем, независимо от избранного поприща, счастья в труде и успехов в личной жизни; я просто выстраиваю «дерево альтернатив», необходимое исходное условие осмысленного и ответственного выбора, каковой, полагаю, непременно сделают все те немногие, чьё будущее меня тут интересует.

Если этот наш студент вздумает остаться на родине и вписаться в местное профессиональное сообщество социологов, то у него возникнет ещё одна дилемма: то ли стать преподавателем социологии в каком-нибудь университете (чаще всего – в собственной alma mater), а это значит – оказаться (с риском застрять) в ситуации, которую я бы определил как «наказание Господне за грехи наши», а то и вовсе как «исправительные работы», почему так – отдельная тема, достаточно заметить, что труд преподавателя, даже если это доцент или профессор университета - занятие тяжкое, отчасти рискованное и всегда неблагодарное, а платят за него копейки ("нанозарплату", как теперь говорят), то ли устроиться в какую-нибудь политтехнологическую (маркетинговую) фирму.

В этом последнем случае наш студент очень быстро убеждается, что согласился быть «живым орудием» какого-нибудь представителя нашей туземной "элиты": амбициозного «покорителя Москвы» со всеми его характерными комплексами, придурка из «хорошей семьи» или, что совсем тяжко - пресловутой «русской барыни», вследствие чего мысль о том, чтобы заняться чем-нибудь более осмысленным, нежели социология "тут у нас", возникает снова, но шансов уехать куда-нибудь подальше и «начать с начала» теперь уже гораздо меньше.

Тут, конечно, можно питать какие угодно иллюзии, можно даже искренне считать, что все, мною перечисленные, альтернативы долгой и счастливой академической карьеры в социологии – удел старшего поколения, а теперь, мол, «не то время»; ну-ну.

инфор

как бежит время

Сегодня - годовщина смерти Н.Л. Трауберг, как мне сообщили, напоминая об этом событии, "особой программы нет, но весь день к нам в храм будут идти люди - вспомнить, помянуть"; имеется в виду храм Успения Пресвятой Богородицы в Успенском Вражке, Газетный переулок, 15, как я понял - ориентировочно после 16.00.