March 26th, 2010

крест

религиоведение

Социогенез жертвоприношения: конспект выступления на семинаре СФПХИ:

А.: прижизненные практики демонстрации лояльности лидеру, конвертация харизмы в стереотипы повседневного действия, первичная форма жертвоприношения - рисковать жизнью, свободой или репутацией, а иногда и загробным воздаянием (Герострат, Иуда, практики приёма в орден у тамплиеров) ради успеха лидера;

В.: ситуация "безвременного ухода" и мемориальные практики (паттерны "острого горя", мифологема "потерянного рая" и вторичная "травма рождения", мемориальные практики как форма посмертной консервации и трансляции харизмы), роль знамений в терапии идентичностей;

С.: ритуал жертвоприношения как механизм воспроизводства транзитивных социальных идентичностей, сформированных в окружении лидера при его/её жизни (пиршество с участием мёртвого вождя и практики дивинации, инициация новичков как "первичная ситуация", жертвоприношение Авраама, жертвоприношение и евхаристия).
тазик

архив

Есть такая достаточно известная точка зрения, что все культуры человечества делятся «без остатка» на пивные и винные – одни народы в торжественных публичных случаях («на пиру») потребляют вино, другие – пиво; есть даже достаточно авторитетное мнение, будто именно в этом состоит важнейшее различие между средиземноморской романской и североморской германской «ойкуменами». На самом деле, помимо винной и пивной, существует еще одна «ойкумена», спиртовая: есть народы, которые «на пиру» потребляют не пиво и не вино, а спирты – собственно водку, коньяк, чачу, граппу, виски, кальвадос, джин, сливовицу - в общем да, как сказала моя жена в момент, когда список показался исчерпанным; к спиртовой «ойкумене» принадлежат русские, китайцы, японцы, финны, баски, на Кавказе – армяне (в отличие от своих соседей – грузин). Сначала мы с женой было решили, что спиртовые культуры – отличительная особенность народов, существующих «на периферии» глобальной системы в силу своего географического положения или сугубой древности (реликты каких-то древних этнополитических систем). Тем не менее, побывав на пиру по случаю двухлетия внука Алексея и послушав дочкину подругу Люду, я пришел к выводу (а жена согласилась), что потребление спиртов – это не особая «ойкумена», существующая наряду с винной и пивной, а скорее ритуальная практика, характерная для приватного, сугубо интимного общения: публичное потребление водки (коньяка, граппы и прочего) является свидетельством либо особого персонального доверия гостю (как, скажем, у средиземноморских народов – итальянцев или грузин), либо неразвитости (недостаточности, ограниченности) традиций внесемейного, публичного потребления алкоголя (как у тех же китайцев или русских). В этом последнем случае традиция публичного потребления вина или пива может оказаться достаточно распространенным, устойчивым и давним ритуалом, однако соответствующие практики отнюдь не являются автохтонными и, как правило, заимствованы у какого-то более влиятельного соседа – финнами у шведов, басками у испанцев, русскими у немцев или французов. 

Дня не помню, предположительно март 2003

aire de dia: www.youtube.com/watch