March 8th, 2010

праща

civil society

Мы вот иногда жалуемся, что тут у нас нет гражданского общества, или оно слабо и с ним никто не считается, или оно вообще чистая фикция. Но ведь "гражданское общество", будучи ex officio, т.е. по своей актуальной функции или даже финальной миссии, оппонентом "государства", притом достаточно влиятельным, способным реально вынудить это самое "государство" к неким альтернативным сценариям повседневного действия, может сформироваться только вокруг какого-нибудь альтернативного же "центра власти", т.е. сообщества или даже человека, с которым пресловутое "государство" вынуждено считаться - вынуждено, повторяю, а не хочет или готово по доброй воле.

В странах, осуществляющих крупномасштабную "модернизацию сверху", таким альтернативным "центром власти" обычно становится "правящая клика", вследствие чего местное "гражданское общество" очень быстро становится жертвой социальных конфликтов - как, например, пресловутые "умеренные силы" в Иране периода исламской революции. В колониальных и зависимых странах таким альтернативным "центром власти" очень часто становится местное представительство "метрополии", вследствие чего складывающееся вокруг него "гражданское общество" почти сразу и по вполне очевидным причинам исчезает в пламени национально-освободительной борьбы. На какое-то время такую роль альтернативного "центра власти" может взять на себя диаспора - в тех случаях и постольку, когда и поскольку "правящая клика" реально зависима от её интеллектуальной, политической или финансовой поддержки. В прочих случаях "гражданское общество" складывается вокруг аристократии или племенных вождей (там, где клановые структуры играют достаточно важную роль), вокруг всякого рода "теневых" или даже криминальных сообществ и их лидеров (как, например, профсоюзное движение в США, относительно чего есть много всяких свидетельств), а также вокруг и на фундаменте религиозных организаций - там, где они в достаточной степени автономны от "государства", т.е. располагают собственными кадровыми ресурсами и лидерами, а также неотчуждаемыми (по закону, во всяком случае) финансовыми ресурсами.

В любом ином случае "гражданское общество" будет либо очень быстро трансформировано в один из инструментов "государства", как профсоюзы при советской власти, либо подвергнется репрессиям и будет уничтожено, хорошо ещё, если не на персональном уровне; мне, во всяком случае, трудно представить себе вменяемую и дееспособную "правящую клику", которая сначала заботливо взращивает некое альтернативное ей самой сообщество или хотя бы смотрит сквозь пальцы на его становление, а затем ещё добровольно делится с ним властью. Как видим, на практике "меню" не слишком обширно, а выбор политической стратегии и вовсе сведён к очень простым дилеммам.

тазик

слушая радио

Ни в один другой день года не услышишь по радио или из телевизора столько глупостей, как 8 марта: прямо с утра «Эхо Москвы» озадачило сообщением, что по результатам опроса (чьего, где и когда – прослушал) русские мужчины более всего ценят в женщине ум и порядочность, а вот красоте и верности придают не слишком большое значение. Я так не думаю, но готов допустить, что так оно и есть, раз сказали по радио; тем не менее, что в данном случае означает "порядочность", если она рассматривается как альтернатива "верности"? - и являются ли результаты опроса свидетельством того, что у наших местных женщин ум и порядочность – не самые частые достоинства? - или это классический фокус, т.е. очередное покушение на стереотипы моего и так уже сильно травмированного "здравого смысла"? Чуть позже оказалось, что опрос проводил ВЦИОМ, а его результаты варьируют в зависимости от того, о каком именно гендерном «амплуа» идёт речь (о жёнах, любовницах или деловых партнёрах), иными словами - что отношение русских (как и любых других) мужчин к женщинам «диалектично», а это совсем не новость.