February 24th, 2010

кепка

пережевать и выплюнуть

Via _ab_ узнал об исследованиях социолога Николаса Христакиса, посвящённых феноменам ожирения и бросания курить в США. Как показывает этот автор, в последние 40 или около того лет в США наблюдается устойчивый рост численности индивидов, страдающих ожирением и бросающих курить, динамика этого явления такова, что его можно рассматривать как эпидемический процесс (имеется в виду т.н. "эпидемическая модель Пуассона"), а кроме того - он  существенным образом связан с принадлежностью индивида к локальной социальной сети (в старинном социологическом, а не новейшем компьютерном значении этого термина), члены которой обладают соответствующим habitusом (устойчивой персональной "манерой поведения"), т.е. могут рассматриваться как "страдающие ожирением" или "бросающие курить". Отчего вокруг Николаса Христакиса столько шума - искренне не понимаю: согласно "источнику", в 2009 году по версии журнала "Time" он вошел в топ-20 мировой науки (так я, во всяком случае, понял), однако результаты исследования, выполненного им совместно с Д. Фоулером, по-моему, вполне предсказуемы; тем не менее, соответствующий эффект продемонстрирован вполне успешно, безусловно заслуживает внимания социологов и даже позволяет выдвинуть много всяких интересных предположений, например, что соответствующие явления - функция той совокупности межличностных "повязок", которая является перформативным контекстом решений и действий "страдальца", а вовсе не чисто личностные патологии. Очень похожие модели явления мы когда-то обсуждали с практикующими аналитиками, занятыми терапией аддикций к алкоголю, наркотикам и прочим "волшебным снадобьям", полагая при этом, что наркомания и алкоголизм - аддикции или их следствие, а значит - уместен вопрос о перформативном контексте, в котором соответствующие пристрастия становятся habitusом. Ещё одно, менее очевидное, однако для меня вполне уместное, предположение, которое позволяет сформулировать исследование Николаса Христакиса - именно эпидемически растущие социальные сети обеспечивают формирование, трансляцию и воспроизводство любых других массовых аддикций, в том числе обусловленных "опытом удачи"; в пользу такого предположения есть немало косвенных аргументов.

См.: users.livejournal.com/_ab_/103775.html
тазик

попытка оправдаться

Если исходная и важнейшая задача социолога – вписаться в гипертекст соответствующей области исследований, то конструирование локального текста, в котором воплощён пресловутый "научный результат", вполне можно рассматривать по аналогии со сборкой «паззла», с теми очень существенными поправками, что всех нужных «фишек» заранее нет, их выдают на руки постепенно и в произвольном порядке (подобно картам в азартной игре), среди них есть лишние, есть недостающие и есть немало таких, которые следует рассматривать как произвольные интерполяции, иногда даже целенаправленные диверсии. Но главное, однако, состоит в том, что  соответствующая "картинка" тоже заранее не известна, её надо обнаружить по ходу исследования, как раз тот самый случай, когда справедлив знаменитый афоризм Грегори Бэйтсона «Жизнь – игра, задача которой состоит в установлении правил этой игры». В быту моделью подобного сорта проблемных ситуаций является раскладывание пасьянса, для социальных наук очень похожую стратегию  предлагает К. Леви-Стросс в своей знаменитой статье «Структура мифов», а затем и Роберт Мертон в работе «Структурная социология»: конкретный «паззл» здесь складывают из различного сорта исходных «данных», которыми оперирует аналитик, для их сопоставления используются фигуры «деиксиса», о которых тут уже говорилось ранее, а в качестве предпосылки распознания «фишек» используются экстраполяции и морфизмы, общее правило которых, выявляемое в процессе конструирования соответствующего локального текста, собственно говоря, и рассматривается как искомый научный результат. И ещё: соответствующая процедура, будучи по необходимости сопряжена с неоднократными возвратными итерациями, безусловно, является не линейной, а циклической, т.е. строится как чередование сугубо качественных операций (систематизация материала, интервью, case studies) и конструирования или коррекции абстрактных моделей.

кобра

field report

... "по срЕдам" и только "по срЕдам", никаких "по средАм", это просто не по-нашему! - или вот чтО, по-вашему, лучше звучит: "дЕньги к дЕньгам" или "дЕньги к деньгАм"? - а ведь тут ещё появился какой-то "город мАстеров", а не "мастерОв", ужас!
кобра

попытка оправдаться

Ещё тут, конечно, необходимо «потрындеть» о различиях между "настоящим" социологом и практикующим аналитиком: как только вы (не важно даже, почему) меняете своё профессиональное амплуа, например – покидаете академическое исследовательское учреждение или университет и переходите на работу в консультативную фирму (чужую или свою собственную – не так уж важно), очень быстро выясняется, что в том перформативном контексте, где вы теперь оказались (кто об это выражение спотыкается, может заменить его термином "социальное пространство"), не действует ни одна из конвенций, которые в прежних институциональных «settings» считались воплощением «здравого смысла»: здесь ничего не знают и даже знать не хотят о специализации, которая для "нормального" академического социолога является добродетелью sine qua non, более того – вообще не принимают ответа «не могу знать», из-за чего вам сплошь и рядом приходится обращаться к «непроверенным» концепциям и моделям или вовсе к личному опыту; здесь не понимают и даже не считают нужным понимать корпоративный жаргон, а соответственно – не позволяют оперировать специальными понятиями, даже если их можно встретить на каждом втором заборе; здесь «в гробу видали» любые общепринятые конвенции или допущения социологии (о которых мы временами так жестоко спорим) и даже не считают целесообразным вникать в их содержание или, тем более, генезис. 

Здесь вы очень быстро обнаруживаете, что оперативная face-to-face интеракция не допускает использования сложных теоретических концепций, всю свою наличную компетенцию социолога вам приходится конвертировать в библиотеку достаточно простых конструкций, которые легко удержать в памяти и актуализировать в дискурсе (будто сказителю какому); вам  очень быстро приходится убедиться, что в этом специфическом перформативном контексте процедура верификации утверждений  выглядит совсем не так, как вас учили и от вас требовали в университете – здесь вам  приходится сплошь и рядом подвергаться очень жёсткому, даже жестокому зондажу, а вот все эти выборки, корреляции с регрессиями и прочая статистическая достоверность опять-таки никого не интересуют, единственное утешение - перспектива когда-нибудь сменить амплуа "живого справочника" на статус эксперта, т.е. человека, которому заведомо верят на слово; когда же вы после всей этой дрессировки возвращаетесь в университет или академический институт, вам без конца пеняют за недопустимые упрощения, отсутствие «своей» темы, стилистически чуждую манеру изъясняться и всякое прочее в жанре «у нас так не строят», более того - когда вы делаете, на ваш взгляд, совершенно резонные замечания, задаёте безусловно уместные вопросы или, того хуже, оспариваете чьи-то весьма проблематичные требования, на вас глядят как на человека, которому здесь попросту не место.