February 13th, 2010

кепка

the куракин affair

Читал всю ночь посты и комменты по «делу Куракина», много думал. Судя по всему, история до крайности мутная, одного простого объяснения (плохой автореферат, невнятная концепция, отсутствие Ядова, неадекватное отношение к защите как проблемной ситуации, неважные личные отношения между «научруком» и большинством совета, неадекватность и отсталость отечественной социологии, общая невменяемость социологов как таковых, ненужное вычеркнуть, нужное добавить) не видно, стало быть - помянутый Д.К. отчасти даже преднамеренно оказался «фокальной точкой» большой корпоративной склоки, теперь остаётся только внимательно следить за её развитием - и, конечно, надеяться, что кто-нибудь потом догадается написать об этом книжку - сообщество должно знать о своих исторических momentos de verdad. 

Для меня самое, пожалуй, интересное (и огорчительное) в этих постах или комментах – очевидная сосредоточенность их авторов на "раскладе" при полном (если не считать изначальной реплики Ядова) равнодушии к пресловутому «существу дела», т.е. к тому, что, собственно, диссертант утверждает о «сакральном»: знаем ли мы, что это такое? – сталкивались ли мы с этим когда-нибудь? – что бы мы сделали, почувствовали или сказали, если бы это произошло? – насколько всё это было бы безопасно или полезно? – и, главное, действительно ли это важнее, нежели встреча с "профанным"? – надеюсь, мои читатели узнали рассуждения дядюшки Тоби в романе Лоренса Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, эсквайра». Но если участники обсуждения заняты исключительно интригой, тогда как «существо дела» никому не интересно, с какой стати оно должно быть интересно членам учёного совета ИС РАН? – они что, с другой планеты? – они тоже в основном исходили из простых соображений, которые Макс Вебер описал в своей работе «Политика как призвание и профессия»: кто, с кем и ради чего конкретно. Любой ученый совет – зеркало соответствующего community, а на зеркало, как известно, неча пенять. 

Как я привык считать, любой «нормальный», разумеется - в смысле Т. Куна, а не психиатра, социолог, в своих исследованиях опирается на исторически сложившуюся традицию собственной дисциплины, так же поступают и все прочие, поэтому заявление «социология не наука, а традиция», которое сделал герой происшествия – очевидная тавтология; обсуждать эту традицию никому и в голову не приходит, пока не наступает её кризис – например, социологи принимаются изучать категорию феноменов, на которую традиция не рассчитана (для Дюркгейма когда-то таким вызовом здравому смыслу оказалось «отклоняющееся поведение», для Мертона тем же значением обладало "производство знания", для Шиллза – отношения "центр-периферия", а, скажем, для Бергера с Лукманом – многообразие и жизнеспособность "религий"). Ещё одной причиной кризиса традиции может оказаться появление сплочённого и амбициозного контингента социологов,  действующих на "периферии" или даже в изоляции от глобального профессионального сообщества; в этом случае методологическая рефлексия оказывается условием sine qua non преодоления разрыва между локальными claims и глобальными reward systems. 

Судя по всему, в данном конкретном случае причины кризиса традиции несколько иные, гораздо менее "пафосные" и более понятные, локализованные скорее в области простых и естественных "отправлений" любого сколько-нибудь крупного сообщества:  профессиональные каноны социологии, безусловно, не рассчитаны на исследование «сакрального», сам не раз убеждался, да и статус наших туземных достижений или концепций «там у них» тоже всем известен. Но главное не в этом: судя по всему, "тут у нас" подошло время очередной "смены поколений", а это всегда такая проблемная ситуация, когда очевидной и бесспорной причины для конфликта нет и быть не может, единственное "однако", которое тут возникает - в подобного сорта конфликтах самую почётную роль, как правило, доверяют тому, кого готовы принести в жертву.
                                        
Thanks for nataly_demina за регулярный мониторинг дискуссии.

инфор

игрушки для взрослых

Был в книжном магазине-салоне "Фаланстер", купил очередные новые книги:

Георгий Дерлугьян. Адепт Бурдье на Кавказе. Эскизы биографии в миросистемной перспективе. М.: ИД "Территория будущего", 2010; биография Мусы Шанибова использована как "несущая конструкция" детальной, на микроуровне, аналитики "советского общества", в котором мы всё ещё живем (или наоборот, оно живёт в нас, не знаю).

Патрик Барбье. Венеция Вивальди. Музыка и праздники эпохи барокко. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2009; опять-таки детальный, на микроуровне, рассказ о том, как "производили" и "потребляли" музыку в Венеции 18 века.

А.В. Дьяков. Жак Лакан. Фигура философа. М.: ИД "Территория будущего", 2010; подробная комментированная биография мыслителя, которого можно назвать "философом", только придавая этому слову его изначальный смысл; стоит прочитать всем, кто действительно хочет понять, о чём и почему толкуют разные знаменитые французы.