Андрей Игнатьев (rencus) wrote,
Андрей Игнатьев
rencus

Categories:

история одной дискуссии

08.05.2018.

читал когда-то, что отношение цены золота к цене серебра первоначально было равно отношению длительности обращения по солнечной и лунной орбитам, то есть, установлено из чисто ритуальных соображений

системный анализ интеракции начинается с парадокса, который зафиксировал Дюркгейм: каждый конкретный суицид - уникальная личная трагедия, сотканная из множества случайностей, в то же время suicidе rate одна из наиболее устойчивых социальных констант, это потому, что общество реальность, перформативный контекст всякого частного действия, а не иллюзия или предмет веры

сколько понимаю, деньги устанавливают для множества обменов что-то в роде "принципа дальнодействия" и тем конституируют рынок как систему, именно поэтому с изобретением интернета деньги вполне могут стать виртуальными и частными
и, конечно, для разных видов денег (золотых и серебряных монет в том числе) всегда существует отношение эквивалентности, которое либо устанавливается сразу, вот как при эмиссии национальных валют, либо диктуется структурой рынка

там, где рынка нет, и во времена, когда рынка ещё не изобрели, это отношение, конечно, устанавливают, это условность, которая, собственно, и формирует рынок
то есть, налицо классический системный парадокс, как с курицей и яйцом: что было раньше - деньги или рынок? - раньше всё было

09.05.2018.

существует заметное и хорошо известное различие между зевропейским рынком и "восточным" базаром, которое прежде в России можно было наблюдать как различие между "колхозным" рынком и государственным магазином: на европейском рынке и в государственном магазине не торгуются, покупатель приходит, смотрит на ценник и дальше либо платит и покупает, либо нет и уходит восвояси, на "восточном" базаре, "колхозном" рынке и пресловутой "толкучке" ценников нет, цена покупки каждый раз результат довольно сложных negotiations и локального соглашения, существует даже множество более или менее известных и привычных уловок, позволяющих его нарушить в пользу как покупателя, так и продавца, отсюда, например, проблема "заключительного платежа" или практика залога при найме и продаже жилья, об этом есть множество рассказов

такого сорта различия, очевидно, можно оценить как разную степень институционализации практик сделки: на зевропейском рынке и в государственном магазине она очень высокая, на "восточном" базаре, "колхозном" рынке и на "толкучке" низкая, хотя, конечно, какие-то привычные обыкновения есть и тут, в советские времена, например, таким обыкновением были пресловутые "два номинала", позволяющие "отбить" расходы на приобретение книги или диска, кто бывал на "толкучке" у памятника Фёдорову в Москве, тот меня поймёт

аналогичные наблюдения можно, кстати, сделать, изучая рассказы о практиках дачи взятки гаишникам, участковым, санитарными инспекторам и прочим правоохранительным деятелям: для тех, кто реально "в теме", т.е. более или менее социализован в коррупционные "повязки", это вполне себе зевропейский рынок со своими ценниками (отсюда выражение "не по погонам берёшь"), обыкновениями и даже гарантиями сделки (отсюда теория "административных рынков"), для посторонних ("лохов"), конечно, "толкучка", а то и вовсе гоп-стоп

собственно, вопрос, который вчера вызвал такую бурную и даже трогательную реакцию со стороны Grigory Sapov, состоит в том, чтО обеспечивает этот любопытный эффект, институционализацию сделок купли-продажи? - социолог я, конечно, советский и самодельный, но знаю, что институты сами собой не складываются, их непременно надо учредить, за этим актом, в свою очередь, всегда скрыт какой-то культ, а их всего две категории, солнечные и лунные, в зависимости от устройства литургического календаря

очевидно, что практики купли продажи превращаются в социальный институт при наличии по крайней мере двух социальных механизмов: деньги как пресловутый "универсальный эквивалент" и государство или функционально эквивалентные ему неформальные структуры как гарантия обмена, деньги выполняют системообразующие функции, объединяя отдельные частные сделки своего рода "принципом дальнодействия", а государство или "крыша" гарантируют стабильность возникающей при этом системы

электрон, из которого были изготовлены самые первые монеты, импортировался из Египта, где были его естественные месторождения, до его превращения в материал для чеканки монет электрон использовался главным образом в ювелирном деле, начало его применения восходит к раннединастическому периоду; он был в употреблении еще в эпоху XXI и XXII династий, это XI - VIII века BC, вопрос о происхождении денег, следовательно, упирается в вопрос о социальных функциях украшений из драгметалов и камней, постановка вопроса тем более уместная, что золотые и серебряные монеты используются как украшения, указывающее на статус их обладателя, чуть ли не до наших дней, современные медали в девичестве были именно такими монетами

очень даже может быть, что выплата жалованья монетами, а не в натуральной форме, с чего, как считают теоретики денежного обращения, оно началось в VII веке BC, была продиктована именно что значением этих артефактов как знаков достоинства и чести, а вовсе не только и уж точно не в первую очередь соображениями удобства
не исключаю, кстати, что правильное, нормативное соотношение золота и серебра в составе этого сплава было как-то связано с периодами обращения Солнца и Луны, когда-то, наверное, я читал именно про это

тот же Grigory Sapov мне "предъявляет", что я путаю монеты и деньги, кто-нибудь из моих читателей понимает, что имеется в виду? - речь идёт о VII веке BC, когда банкноты и прочее ещё не изобрели, никаких других денег не существовало

то есть, вполне допускаю, что монеты, которые ввёл в обращение царь Крёз, были просто таким специфическим оформлением обычных рубленых кусков серебра, слитков из электрона, золотых самородков или других подобных артефактов, но тогда действительно интересный вопрос, в чём смысл их специфического дизайна, что он значил в контексте
более того, если рубленые куски серебра или слитки драгметаллов тоже деньги, то история этого социального института уходит куда-то очень далеко в глубь веков, о её начале у нас попросту нет и не может быть данных, только догадки

изначально, короче, функция артефактов, которые мы сегодня и по-русски называем деньгами, вовсе не экономическая, изначально эти артефакты обеспечивали исполнение ритуала, циркулировали в контекстах различных культовых практик, и только затем очень постепенно "сменили прописку", т.е. превратились в меру справедливости чисто хозяйственного обмена, более того - древняя функция денег никуда не исчезла, просто она из явной стала латентной

действительно, передача денег от одного индивида другому не просто знак или условие трансакции, она трансформирует отношения между сторонами сделки в иерархию, т.е. налагает обязательства на одну её сторону и наделяет правами другую, именно поэтому получила хождение поговорка "это не я продаю, это вы покупаете", именно поэтому чисто символическая по своим размерам выплата имеет такое же значение, как и реальная, именно поэтому такое значение на практике приобретает вопрос, кто кому платит

председатель Мао, конечно, был прав, но не вполне, винтовка, безусловно, рождает власть, но не только она, деньги тоже, потому что их циркуляция пробуждает и структурирует нуминозную мотивацию, отсюда уже множество достаточно странных или даже попросту «суеверных» предписаний и табу, которыми обставлена передача денег от одного индивида к другому, Институт этнологии РАН даже посвятил соответствующим практикам довольно-таки серьёзный сборник статей

позволю себе в качестве иллюстрации рассмотреть очень любопытную сцену из поэмы Ершова «Конёк-Горбунок»: герой поэмы на базаре продаёт лошадь, царь спрашивает, почём, «что взамен берёшь добра», Иван отвечает «два пять шапок серебра», тут же получает плату, события поэмы развиваются дальше, а у читателя остаётся вопрос – не проще ли и удобнее было потребовать плату золотом? – ведь десять шапок серебра это, в общем, довольно-таки большой и тяжёлый мешок?

объяснение этой странной трансакции заключается в том, что предмет сделки лошадь, а её продавец крестьянин, стало быть, трансакция проходит по ведомству Велеса, а это лунное божество, плата, стало быть, должна быть серебром, а не золотом, герой, как говорится, рылом не вышел получать золотые монеты, это только для благородных господ, понятно, кстати, что в такой ситуации обменный курс золото/серебро никак не может складываться в процессе чисто хозяйственного обмена

другой пример того же рода гинея, золотая монета достоинством в один фунт стерлингов, которая чеканилась из гвинейского золота, отсюда название, этими монетами полагалось выплачивать гонорар художнику, написавшему портрет, зодчему, построившему храм или дворец, врачу за исцеление от болезни, адвокату и вообще так называемым «лицам свободных профессий», до самого недавнего времени цена билета в британский музей или театр указывалась именно в гинеях

существует, наконец, давний и весьма распространённый обычай выплачивать храмовую подать («пожертвования») другими деньгами, нежели те, которыми расплачиваются на базаре, совершая какие-нибудь профанические сделки, этот обычай определяет смысл и скрытый подтекст евангельской притчи о динарии кесаря, одно из евангелий, не исключаю, стало апокрифическим именно потому, что в соответствующей сцене фигурирует золотая монета, чего не может быть

скорее всего, деньги первоначально использовались как «вира», искупительная жертва, во всяком случае, дизайн самых первых монет вынуждает предположить, что это была именно «плата за кровь», а не обычная заработная плата наёмника: человек, взявший вознаграждение монетами, а не в какой-то другой форме, тем самым брал на себя обязательство пожертвовать жизнью в случае острой производственной необходимости, «отмазки» и торг становились неуместны

только что узнал из коммента Paul Kroopkin к одной из моих предыдущих заметок, что менялы Брюгге должны были сдавать чужую монету на переплавку, такой порядок приобретает внятный и прозрачный смысл только при условии, что чужая монета носитель скверны .

вспомнил ещё - о функции денег как искупительной жертвы: штрафы, конечно, комиссионные, royalty, благотворительные пожертвования или вот пресловутое "спасибо, что взял деньгами"

известно немало святилищ, и древних, и современных, на месте захоронения какого-нибудь влиятельного лидера, немало святилищ возникло на месте былых сражений с большим количеством жертв, а вот святилища на месте амбара или торгового центра даже представить себе не могу, потому что не понимаю, какие на этом месте могут быть жертвоприношения и что тут может быть святыней, то есть, бывает, что былой храм используют под склад или концертный зал, бывает, что храм, склад и театр сосуществуют в едином дворцовом комплексе, но сначала всё-таки должна возникнуть святыня, а значит - захоронение героев и мемориальный комплекс, только потом к ним пристраивают всякие профанические аттракторы типа ларька с сувенирами

иными словами, "вира", т.е. искупительная жертва, а значит, и деньги конституируют отношение подчинения: я плачу тем, кому должен, а у них право требовать платы

10.09.2018.

опровержением Маркса, конечно, являются не выкладки экономистов, не прогнозы политологов и не рассуждения о логике "Капитала", а всем на свете хорошо известный факт - невероятно высокие цены на предметы так называемого "престижного потребления", статус которых может получить всё, что угодно, от реально сложных и трудоёмких технических артефактов до произведений современного искусства
считается, что такого сорта предметы покупают, чтобы продемонстрировать и подтвердить свой высокий социальный статус, но это значит, что статус нуждается в подтверждении, он проблематичен, его можно оспорить, а то и вовсе дезавуировать, на практике это значит разоблачить самозванца и затем его наказать, вот эту-то проблему и пытается избыть покупатель соответствующих предметов

оттого-то покупателями брендов в основном являются молодые амбициозные маргиналы, а нувориши тратят на всякое такое куда больше денег, нежели признанные обладатели статуса: покупка предметов "престижного потребления" та же самая "вира", плата за кровь, искупительная жертва, не случайно же слова "искупление" и "покупка" одного и того же корня

никогда об этом не думал, но слова "искупление" и "покупка" действительно однокоренные, искупить вину значит заплатить "виру", штраф, то есть: отсидеть срок, отдать жизнь или поставить её на кон и прочее такое, ещё хорошо, если и когда возьмут деньгами, товарно-денежные отношения, понятие меновой стоимости и всякого рода универсальные эквиваленты, помимо которых обмен затруднителен (партнёры замучают возражениями) возникает именно на этом основании, но только потом и сильно позже

если первоначальным назначением денег действительно является искупительная жертва, то прототипом всякого возможного товара является индульгенция, свидетельство об отпущении грехов, а вовсе не всяческие полезные изделия свободного или наёмного труда, иными словами, основанием экономики, как и юстиции, является древний "закон тальона", ответного эквивалентного ущерба, у которого то ли религиозные, то ли вовсе архетипические корни, уходящие куда-то совсем уже в глубины

дело, по-видимому, обстоит не таким образом, что деньги почему-то (не так уж важно, почему) обладают "покупательной способностью", которая создаёт мотивацию к купле-продаже, а совсем наоборот, сама эта мотивация возникает из чувства вины, искуплением которой и становится потеря жизни, свободы, здоровья или пресловутого достоинства, то же самое слово, кстати, которое используется при оценке покупательной способности денег

забравши что-то у другого (например, ограбив его, что-то украв или выпросив), человек становится виноват и, следовательно, должен, чтобы искупить эту свою вину, оформить взятое как покупку, это значит за неё заплатить, мотивацию к сооружению всей этой очень сложной конструкции обеспечивает, конечно, страх возмездия, который переживается как спазм в заднем проходе, отсюда уже эквивалентность денег экскрементам или порка

один из моих читателей, некто Максим Кухар (Maxim Kukhar), решивший, видимо, что общепринятая гипотеза о происхождении денег из рутины коммерческих трансакций мне незнакома, и меня следует просветить, напомнил, тем не менее, о любопытном и очень важном явлении: использовании горючего (солярки), опиатов и водки в качестве заменителя денег

касательно горючего тут всё очень просто: существуют контексты, в которых обладание горючим реально вопрос жизни и смерти, а доступ к нему ограничен, купить его, во всяком случае, нельзя или очень трудно, в таких контекстах, очевидно, традиционные денежные средства инвалидны, а вот горючее вполне может их заменить, тем более, что его легко поделить на дозы, оцениваемые по метрической шкале, для использования чего-либо как платёжного средства это условие sine qua non

ещё проще обстоит дело с опиатами: брусок опиума прекрасный заменитель денег при всякого рода трансакциях, сопряжённых с расходованием значительных средств в условиях, когда доступ к банковским терминалам исключён, в таких контекстах обычно используют материалы с очень высокой удельной стоимостью, которые можно делить на равные или сопоставимые доли, когда-то в Африке в этом качестве использовали слоновьи бивни, на севере Европы в этой же функции использовались рог нарвала или моржовьи клыки (пресловутый "рыбий зуб"), отсюда, говорят, термин "валюта", от whale (понятно, надеюсь, что я описываю "технический принцип" такого сорта платежей, а не многообразие их конкретных случаев)

куда сложнее, однако, обстоит дело с пресловутой "бутылкой": много лет назад, в совсем уже молодые годы, тогдашние старшие товарищи мне объяснили, что тут вопрос вовсе не в трудностях использования "штатных" платёжных средств или их тезаврации, как в предыдущих случаях, просто взять деньгами значит поставить себя в положение наёмного работника, а это западло, тогда как расплата водкой оставляет трансакцию в контекстах дружеского обмена дарами, т.е. культовой практики, а не экономики

очевидно, что все эти заменители денег валидны только в специфических и достаточно ограниченных контекстах, когда функция денег уже сформирована, освоена и востребована, однако в определённых ситуациях, временно или на конкретной территории неисполнима банкнотами, монетами или, тем более, кредитными картами

выражение "экономика дара" очень похоже на слово "архетипы": то и другое ничего ровным счётом не объясняет, только что предлагает мем, т.е. сжатое и экспрессивное имя важным феноменам, тем самым создавая иллюзию, будто тут что-то понятно, между тем, не знаю ничего более загадочного, нежели обмен дарами

надо сказать, что в советское время мы о деньгах ничего не знали и никогда с деньгами как таковыми, как социальным институтом, опосредствующим самые разнообразные трансакции, дела не имели, разве что те немногие, кто принимал решения на самом верху или, как В.Геращенко, работал с заграничными партнёрами, то есть, нам платили зарплату деньгами, но это действительно был чисто вопрос удобства, могли бы и натурой, собственно, "заказы" или закрытые распродажи были как раз такой натуральной прибавкой к зарплате

какое-то представление о том, что такое деньги, некоторые из бывших советских людей, совсем не большинство, приобрели, занявшись частным бизнесом, когда деньги перестали быть эпифеноменом чисто календарного ритуала и вдруг превратились в крайне проблематичный результат трансакций, связанных с ведением переговоров, образованием коалиций, принятием решений под личную ответственность и прочими операциями, больше похожими на поединок по непонятным правилам и с непредсказуемым исходом

очень быстро выяснилось, что деньги это функция отношений между индивидами, а не каких-либо чисто личных добродетелей, что человек, у которого с этими отношениями проблема, ничего такого, что вправе называться деньгами, заработать не может, более того, что реально большие деньги это вовсе не экономика, а социология, притом очень странная

главное состоит в том, что Прудон был прав, собственность и вправду есть кража, потому что преступление (грабёж, кража, мошенничество) вовсе не эксцесс, как нас уверяют юристы, совсем наоборот - это естественная (в обоих значениях термина, и natural, и непроизвольно возникающая) форма отчуждения собственности, так поступают дети и маргиналы, тогда как купля-продажа, дарение и прочее уже civil измышления, в этом смысле деньги просто альтернативная форма насилия: можно силой, а можно деньгами, одно другого стоит

то есть (продолжая о деньгах), успешный покупатель в душе грабитель, он хочет и пытается забрать товар даром, его слова, жесты и прочее направлены именно на то, чтобы продавец бегал за ним с товаром и умолял купить, он заплатит только за остаток, которого не хватило, чтобы товар попросту отнять
успешный продавец такой же грабитель, он хочет и пытается забрать у покупателя деньги, дальше смотри выше, цену, за которую удалось продать/купить товар, определяет исход этого поединка двух грабителей между собой

проблема, которую решает продавец, состоит в том, чтобы покупатель испытал чувство вины, тогда он/она заплатит "виру", размеры которой определит продавец, проблема, которую решает покупатель, такая же, но точно

11.05.2018.

древние примитивные формы торговли, не предполагающие никаких денег заведомо, до недавнего времени (может, и сейчас, просто не знаю) можно было наблюдать на всякого рода "толкучках", где собираются филателисты, филофонисты, нумизматы и прочие коллекционеры, а это в данном случае и есть пресловутый "конечный потребитель": самый распространённый случай сделки - прямой обмен того, что у меня есть, на то, что я хочу, вопрос о справедливости обмена решался исключительно по такому критерию, как исполнение желаний, безотносительно к меновой стоимости артефакта и прочим разумным соображениям, которыми оперируют экономисты, обмен на деньги (принцип магазина "Фаланстер", выдающий его родословную) практиковался исключительно как промежуточная трансакция, действительно чисто для удобства, аддикт, который продаёт украденные где-нибудь артефакты ради дозы волшебного снадобья, или жители деревень, которые выносят к автостраде присвоенные ими дары природы, торгуют в точности на этот же самый манер

между тем, каждый, кто совсем уже в юные годы приходил на "толкучку" с книгами, дисками, марками, редкими монетами или другими сокровищами, прекрасно на собственном личном опыте знает, какая дистанция, в том числе психологическая, отделяет эти первобытные формы торговли от регулярного бизнеса, ориентированного на извлечение прибыли и защищённого от недобросовестных партнёров - примерно такая же, какая отделяет грабительский набег от рэкета или, тем более, регулярной добровольной выплаты доли, дани, налогов и прочего такого

то есть (специально для журналистов и блондинок), догадываюсь или даже знаю, что про всякое такое много чего написано знающими людьми, социологами, историками, экономистами и даже главными экономистами, но меня интересует вовсе не теория вопроса, которую сочиняли по большей части люди, сами никогда ничего не пытавшиеся продать или, тем более, разбогатеть, а паттерны и структуры реальных социальных процессов, трансформация идентичности, которая связана с переходом от социализма к капитализму, в "лихие 90-е" её можно было наблюдать невооружённым глазом, поэтому не рассказывайте мне, господа, будто деньги завелись сами собой, чисто в силу закона больших чисел, так не бывает, по этим кривым дорожкам я гулял пешком, чуть-чуть, конечно, но я sapienti, мне много не надо

сколько знаю, мои предки по отцу вплоть до относительно недавнего времени жили натуральным хозяйством, с реки, охоты и огорода, единственное, что у них было на продажу, это собольи шкурки, на которые они выменивали всё, что им надо, формируя в самом лучшем случае какие-то чисто эмпирические генерализации касательно exchange rate, т.е. сколько шкурок надо отдать, чтобы получить ружьё или какую-нибудь цацку для детей и женщин, объяснений про деньги как "универсальный эквивалент" или, тем более, трактовки этих самых собольих шкурок как примитивных денег они бы, боюсь, не поняли, хотя со стороны и для современного человека это очень похоже

поговорили с женой о собственном опыте занятий бизнесом (мелким, разумеется, и сугубо в сфере услуг), пришли к выводу, что переход к рыночной экономике вовсе не вопрос обучения каким-то новым фокусам, это совсем другая культура и совсем другая идентичность, вопрос, следовательно, откуда этот альтернативный человек взялся и что теперь делать бывшему советскому человеку

чтобы перейти из социалистической экономики в рыночную, бывшему советскому человеку понадобилось решение двух сопряжённых задач: конкретно понять, что такое договор и что такое деньги

то есть, прихожу к выводу, что "экономика дара" попросту камуфляж и рационализация экономики набега, знавал немало случаев, когда результаты грабежа, кражи или мошенничества предлагалось задним числом оформить как подарок, у древних дар тоже был знаком готовности уступить насилию и подчиниться: спасибо, что не грабишь и не убиваешь, мы и сами готовы отдать

человек с базовым техническим образованием, вот как я, рассматривает любой феномен, исходя из того, что всякий феномен есть результат действия какого-то механизма, что у каждого такого механизма есть свой технический принцип, и что вот его-то надо определить, исходя из имеющихся данных об этом феномене

какой механизм превращает в деньги банкноты и ассигнации мы знаем, это всё хорошо документировано, какой механизм превращает в деньги монеты современной чеканки тоже, это имитация золотых и серебряных монет, а вот какой механизм превращает в деньги куски золота и серебра определённой формы? - и почему дизайн этих артефактов практически не меняется девять столетий?

ответов всего три: это естественный стохастический процесс эволюции, уходящей в экономическое прошлое ad infinitum, это превращение происходит по воле законодателя и это результат инсайта, связанного с какой-то культовой практикой

расплачиваясь в кафе за чашку "макиато", вспомнил московский (может, и не только) обычай, связанный с передачей денег от заказчика к исполнителю: бывало, что электрик или слесарь-сантехник, которые мне что-нибудь дома чинили, отказывались брать деньги из рук, предлагали, чтобы я их сначала положил на какую-то поверхность, лучше деревянную (стол или стул), уже оттуда их забирали, думаю, это тоже, как и плата водкой, такой камуфляж наёмного труда под дружескую услугу

здесь, где я теперь, предпочитают, сколько я заметил, наоборот, передавать деньги строго из рук в руки и даже всячески подчёркивают характер жеста

заглядывая в далёкое прошлое любого государства, о прошлом которого можно судить по внятным и достоверным свидетельствам, а не догадкам и черепкам, мы неизменно обнаруживаем, что его "силовой ресурс" был оформлен как дружина, вознаграждением которой была доля от боевых трофеев и дани с покорённого ("тяглового") населения, примерно как у пайщиков какого-нибудь теперешнего хедж-фонда

спустя какое-то время, однако, мы тоже почти неизменно обнаруживаем, что никаких дружин больше нет, их заменили отряды наёмников, которые получают жалование, а не долю в добыче, причём в виде золотых и серебряных монет или, в особых случаях, награду в виде драгоценных камней, более того, что все эти артефакты являются универсальным платёжным средством. т.е. деньгами в современном значении термина

точно известно, кто и когда ввёл такую практику, это был лидийский царь Крёз, который в VII век BC придумал особый дизайн, отличающий монеты от других артефактов из золота или серебра, этот дизайн хорошо читается, сохраняется практически неизменным вот уже более двух с половиной тысяч лет, а чеканка монет всегда привилегия, которую предоставляет суверен - король или парламент

на лицевой стороне (аверс) монеты первоначально и очень долго были знаки небесной власти, на оборотной (реверс) земной, современный дизайн, появившийся где-то в XIX веке, отличается от древнего только тем, что изображение божества заменил государственный герб, а имя или фигуру правителя цифры, указывающие номинал монеты

судя по всему, первоначально это были и очень долго оставались специфические "боевые" выплаты наёмникам, т.е. классическая "вира", плата за кровь, искупительная жертва: человек, взявший плату монетами, тем самым брал на себя обязательство отдать, если потребуется, жизнь, дружинник это делал из личной вассальной преданности сюзерену во исполнение клятвы

в экономику деньги проникли сравнительно поздно, скорее всего, благодаря деятельности корсаров и пиратов, чью добычу в основном составляли монеты, тем не менее, эмиссия, т.е. их чеканка, прекращалась и возобновлялась в зависимости от необходимости "боевых" выплат, а не потребностей торговли, где обходились всяческими деривативами, по способу функционирования очень похожими на теперешние криптовалюты

12.05.2018.

свою первоначальную, базовую функцию искупительной жертвы, платы за кровь, деньги, похоже, сохраняют в любых социальных контекстах, сколько угодно civil и modern, отсюда ритуалы трансакций, которые позволяют их "отмыть", представить как случайную находку, возврат долга, жест милосердия ("милостыню", "жалованье"), на крайний случай знак доверия, отсюда особая социальная функция беспроцентного или, тем более, бессрочного кредита (если кто не знает или забыл, слово "кредит" от латинского "credere", что значит "верить")

происходит это, скорее всего, потому, что всякая коммерческая сделка in principio акт насилия, отъёма собственности, её рейдерские захваты только momento de verdad, признание, что такое акт купли/продажи на самом деле, выплата деньгами не делает его добровольным, но искупает унижение, страх и риск

происхождение денег из ритуалов искупительного жертвоприношения - гипотеза психоаналитика и антрополога Рохейм, Геза, которого я когда-то, в 70-е, читал в очень подробных и компетентных пересказах Д.Ляликова, мир праху их обоих, на мой взгляд, эта гипотеза весьма актуальна в контекстах осмысления опыта "лихих 90-х", кризис всегда обнажает забытые смыслы и латентные функции
Tags: человек и религия, экономика дара
Subscribe

  • перечитывая Д.Винникота

    самая жуткая версия перехода по Д.Винникоту, безусловно - дети, чья мать умерла родами или от них отказалась, он такие случаи даже не рассматривает,…

  • вдогонку одной дискуссии

    тяжело всё-таки жить среди самовлюблённых идиотов, придётся, видимо, отключить опцию комментов

  • перелистывая фейсбук и читая политаналитику

    ЕС, конечно, классическая империя, т.е. политико-финансовый холдинг, в структурном центре которого либерал-демократическая теократия, вот отчего…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment