Андрей Игнатьев (rencus) wrote,
Андрей Игнатьев
rencus

Categories:

страницы из дневника, Ljubljana, апрель 2018

01.04.18. размышления о терминологии: прежде всего, понятия любой научной дисциплины следует отличать от имён, даваемых наблюдаемым феноменам, отсюда множество двусмысленностей в трактовке терминов: слово "школа", например, может означать и конкретную организацию (например, "школа № 20 Краснопресненского района города Москвы"), и "эйдос" подобного сорта организаций, т.е. их типовое устройство, и социальный институт, в этом последнем случае термин "школа" указывает на практику, которая подчинена определённым универсальным и безличным императивам (таковым, например, является разделение индивидов на "учащихся" и "учителей"), а кроме того - выполняет определённую социальную функцию, т.е. необходима для воспроизводства данного конкретного общества, однако может оказаться избыточной или вовсе отсутствовать в каком-то другом

понятие института, соответственно, является описанием структуры, инвариантной практикам обучения, т.е. трансфера знаний и умений, а не какой-либо реальной школы - обучения, которое, вообще говоря, может осуществляться не только в институциональной, но и в сугубо личной форме, в этом случае термин "школа", очевидно, перестаёт быть понятием и становится метафорой или даже идиомой, указывающей на определённый тип сообщества (например, "школа академика Н.Я.Марра" или ещё кого-нибудь), более того, есть мнение (которое я разделяю), что понятие института указывает на регулятивный принцип, а не на сущность, т.е. эмпирически можно наблюдать не институты как таковые, а только процессы институционализации, т.е. превращения каких-то конкретных практик в институты, которые, понятное дело, никогда не завершаются вполне

более того, какая-нибудь конкретная практика может сохранять формат института чисто по инерции: устойчивая массовая привычка поступать именно так, а не иначе, осталась, а функции, которую эта практика выполняла когда-то, уже нет или её выполняет какая-то другая практика, такое может случиться практически с любым социальным институтом какого угодно общества (известны, например, общества, где репродуктивную функцию выполняет иммиграция, а не семья), в подобных случаях можно говорить о деинституционализации соответствующих практик или об их реинституционализации, когда их специфическая функция снова оказывается востребованной, притом именно в прежнем формате, такое, например, прямо на наших глазах претерпевает религия

разночтения в трактовке некоторых терминов социологии (например, термина "школа") у тех или иных авторов, пусть даже классиков дисциплины, связаны именно с тем, что эти авторы собственно понятия не вполне отличают от имён (у гуманитариев с этим вообще плохо), а их, в свою очередь, от всякого рода привычных и расхожих идиоматических ярлыков, выполняющих исключительно функции деиксиса, т.е. соотнесения речи с её эмпирическими референтами

думаю о том, что по уровню знаний и разумения событий вполне способен написать книжку с аналитикой пост-советского транзита: первая глава что такое было и отчего износилось советское государство, можно даже полемику с Юрчаком, хотя на такое мне обычно жаль времени и праны, вторая глава как протекал транзит, революция 1985 - 92 годов, третья глава о строительстве нового государства, какое оно получается и почему именно такое, вообще говоря, я всё это видел, про это много чего написал в блоге, думаю, что понимаю, как оно всё было обусловлено и устроено, читал других понимающих, их, кстати, совсем немного, у большинства в голове идеологемы различного сорта, вполне мог бы, будь помоложе и хоть сколько-нибудь мотивирован на такое

досмотрели первый сезон телесериала "The Bridge", вот уж кто долго запрягает, а потом быстро едет, всех страшно жалко

свою биографию я делю на две пока ещё неравные половины: до событий 1987-93 годов и после, потому что именно в это время я сначала мысленно, а потом и реально расстался с академической карьерой (тогда, правда, думал, что только на время), подружился с музыкантами, играющими heavy metal и даже написал о них статью, обратился к религии (принял католичество), присутствовал непосредственно на месте событий, связанных с падением Берлинской стены (даже ходил на ту сторону с толпой по мосту Глинике), а затем и с крушением советского государства, побывал на пост-доке в США, общаясь с тамошними коллегами и по мере сил врастая в глобальный контекст, немного поучился в варшавской Akademia Teologii Katolickiej и даже наблюдал уличные бои в Москве, вполне реально, как и многие местные, рискуя попасть под раздачу, ни до того, ни после я не жил такой интенсивной и насыщенной жизнью

то есть, не хочу сказать, что вторая половина биографии вышла лучше или хуже первой, по милости Божией мне удалось, как говорится, "остаться при своих", сохраняя привычный образ жизни, но помянутые события очень сильно меня изменили, это всё-таки разные жизни двух очень разных людей

02.04.18. перелистывая фейсбук: всё-таки, похоже, никакого интегрального соглашения не будет, точнее, оно уже достигнуто, но de facto, а не de jure, и совсем не то, которое первоначально планировалось - на практике получилась не интеграция российских капиталов в глобальную финансовую систему, а их изоляция с последующим обоесторонним укреплением границы, так, по крайней мере, ситуация выглядит со стороны и на экранах медиа, но возможно, конечно, что это всё только временное обострение, пошумят-пошумят, да и придут к мирному договору

предмет дискуссии, обозначенный как "государство vs свобода" представляет собой антиномию, собственно, проблема, которую безуспешно пытались решить евромыслители 16-19 веков, в том и состоит, чтобы сконструировать государство, которое обеспечивает свободу, а не уничтожает её, потому что свобода вовсе не политический идеал, который можно разделять или не разделять по желанию, это не предмет выбора, а императив поведения, общий всем живым существам, отказать человеку в свободе значит поместить этого человека в клетку, как зверей в зоопарке, рассчитывая при этом, что он/она не попытается убежать, государство же есть прежде всего диспозитив, который обеспечивает лишение свободы, другие его функции бонус

за всякой антиномией, как известно, спрятан конфликт, который нельзя разрешить умозрительно, в данном случае, как показывает история политической мысли, его разрешением является реальный поединок на площади, поле боя, на выборах, в парламенте или в медиа, когда индивиды осуществляют свою партикулярную свободу в режиме bellum omnium contra omnes, т.е. прямой конфронтации желаний, кто при этом победил, тот и правитель, тот и прав, тот самый случай, когда правильной точки зрения нет и быть не может, а есть только свои и чужие

кумиры "шестидесятничества" как идейного течения, в тени которого я воспитывался - прежде всего, конечно, Эвальд Ильенков, но и Батищев, и Библер, и Гефтер, и даже, страшно сказать, Замошкин или Давыдов, и ещё многие помельче - были, конечно, марксистами, пусть даже не вполне ортодоксальными и последовательными, это значит разделяли общепринятую civil religion, которая субъективно упраздняла дилемму "государство vs свобода", а если и когда этого не происходило объективно, на практике, чистосердечно считали такое пресловутым "эксцессом исполнителя", т.е. исповедовали марксизм как институциональный "предмет веры", а не аналитику общества

вообще говоря, это было очевидно, но понимать, как такое получается у людей умных и, в общем, порядочных, я стал только после того, как сам основательно разобрался сначала с принципами системного анализа, а затем и с предпосылками социогенеза культовых практик, ересиархи "шестидесятничества", как Мераб или ГП, именно потому и стали лидерами более молодого поколения советских интеллектуалов, что осуществили деконструкцию, как бы мы сказали сегодня, марксизма как civil religion, показали, каждый по своему, тот партикулярный, in principio даже личный, притом чисто политический интерес, который составляет подтекст этой концепции исторического процесса и определяет способы её артикуляции на дискурсе

сегодня, во всяком случае, мне очевидно, что человек, который всерьёз рассматривает дилемму "государство vs свобода" как своего рода идеологическое меню, либо не понимает, как оно всё реально устроено и работает, либо твёрдо рассчитывает в "час Х" оказаться среди тех, кто вешает или ставит к стенке

03.04.18. US и SU оказались политическими антиподами, полюсами глобального конфликта, именно потому, что предлагали альтернативные и равномощные способы разрешения дилеммы "государство vs свобода", т.е. превращения нужды в добродетель, а неволи в предмет свободного выбора: американские идеологи рассматривали своё государство прежде всего как добровольный союз семей, т.е. сообществ, образование которых продиктовано чисто этологическими императивами, уже потом как способ исполнить какую-то историческую миссию, которая в данном случае только диспозитив пресловутой "голой жизни", тогда как советские, наоборот, прежде всего как такой же добровольный союз исполнителей исторической миссии, т.е. сообщество, образование которого продиктовано общим "предметом веры", а уже только потом ассоциацию семей, в ранней советской литературе и у Ю.Трифонова эта диалектика миссии и семьи прописана очень подробно

когда-то такую оппозицию очень внятно сформулировал антрополог Э.Эванс-Притчард, противопоставляя свои наблюдения за воспроизводством одного из периферийных сообществ аналитике Дюркгейма, теперешние США расколоты как раз по этому основанию: есть традиционная Америка, для которой семья по-прежнему raison d'etrе государства, и есть либеральная, для которой семья только пережиток, обременяющий исполнение исторической миссии, очень похожей на строительство "светлого будущего", теперешняя же РФ застряла где-то в промежутке - былой глобальной исторической миссии у этого государства больше нет, а к ориентации на семью всерьёз и надолго пока никто не готов

вдогонку разговору с женой о книге Оливера Сакса "Нога как точка опоры", которую она читает: русская культура, в сущности, попытка сублимировать или компенсировать дефицит "голой жизни", она сконструирована сиротами, у которых реально никогда не было семьи, дома и личного счастья, даже если номинально что-то такое было, что принято так именовать

или вовсе приёмышами, тогда пресловутая "всемирная отзывчивость" понятна именно как поиски дома, утраченного неведомо почему и когда, стремление вернутся в семью

если я прав, трактуя советский извод марксизма как общепринятую или, во всяком случае, доминирующую civil religion, то это хорошо объясняет специфику пост-советской идеологической эволюции: общая идеократическая конструкция, обеспечивающая разрешение дилеммы "государство vs свобода" осталась прежней, просто для одних место, которое прежде занимал "Капитал" Маркса, заняли книги экономистов и политологов неолиберальной школы, тогда как для других святоотеческая литература и поучения русских святителей, так сложились оба наших основных идейных течения, те же "западники" и "славянофилы", только в профиль

доводом в пользу этой гипотезы, в частности, является удивительно быстрая и органичная "перековка" вчерашних правоверных марксистов-ленинцев в теоретиков и апологетов "свободного рынка", знатоков богословия или даже священнослужителей: какая, в конце концов, разница, какую Книгу читать и какое учение чтить, если оно всё равно единственно верное?

читая мои заметки о civil religion, марксизме и его пост-советских субститутах, нужно, конечно, иметь в виду, что это всё определённые способы разрешения дилеммы "государство vs свобода", а не описание конструкции самого государства как политического института или их совокупности, понятно, что акторы, которые репрезентируют это самое "государство", должны считаться с условиями, на которых его императивы вообще могут быть согласованы с массовым личным стремлением к свободе и счастливому завтра, иначе никакой "силовой ресурс" никогда не окажется достаточным

понятно также, что в контекстах, когда функции civil religion выполняет какая-нибудь теоретическая конструкция (вот хоть тот же марксизм), такое согласование достижимо только при условии, что интеллектуалы обладают либо абсолютным и безусловным авторитетом, либо такой же безусловной и прагматически достаточной поддержкой "силовиков", в контекстах, где ничего этого нет, вот как сегодня, любая универсальная идеология превращается в "отмазку", т.е. камуфляж какой-то практики, из этой идеологии не вытекающей и даже не имеющей с ней ничего общего, именно поэтому, думаю, в подобных контекстах место интеллектуалов занимают представители медиа

04.04.18. переходя от сна к яви: покойника кладут в крепко сколоченный ящик и зарывают в землю для того, чтобы он оттуда не вышел, а если хотят быть в этом уверенными, крышку этого ящика делают стеклянной и выставляют его на площади


немного любительской балканистики: черногорцы, думаю, ответвление народа, который доселе живёт на Северном Кавказе и называется "карачай", болгары тоже родня их соседям, которые называются "балкар", у болгар и балкар даже есть города с очень похожими названиями, Тырново и Тырнауз, очень может быть,что и сербы, хорваты или, тем более, босняки тоже ответвления каких-то кавказских народов, результат их смешения с автохтонами, не зря же в Македонии селились черкесы-мухаджиры, местные даже внешне на них похожи

05.04.18. вспомнил, как сразу после 5 марта 1953 года, чуть ли не в тот же день, у нас в станице заговорили, что теперь-де грузин прижмут, я принёс эту фразу домой, бабка на меня в ужасе шикнула и пошла взглянуть, нет ли кого у дверей, а я даже не понял, в чём дело, все же про это говорят

культ Сталина в Грузии вполне понятен: это действительно их национальный герой, соплеменник, который стал первым лицом империи, в которой грузины всегда оставались провинциалами или вовсе чужакам

побывали с женой на выставке фотографий Mario Magajna, подробная, очень качественная и реально трагическая видеоистория послевоенного раздела зоны пересечения этносов (Триест и его окрестности) между Югославией и Италией, автор снимков уроженец Триеста, словенский фотограф тоже, по-видимому, смешанного происхождения, фамилия явно переделана из итальянской на словенский манер

самая схватка, конечно, была за Триест, который до 1955 года или даже дольше находился под двойным управлением, её словенцы проиграли, сколько помню, где-то 6:4, скорее всего, потому, что на референдуме пришлось выбирать между жизнью в "свободном мире" и строительством социализма, так бы ещё вопрос

думаю, мои оппоненты чаще всего в глубине души боятся, что я прав, оттого спорят с особым упорством даже по всяким пустякам: если я, не дай Бог, прав, то ведь это эпистемологическая и моральная катастрофа, как тогда жить?

06.04.18 продолжаем смотреть скандинавскую версию "The Bridge", теперь уже посреди второго сезона, начинаю думать, что автором сценария и даже, возможно, заказчиком телесериала является тот самый невидимый злодей, который стоит за всеми этими убийствами, непонятно только, зачем ему это надо и какое убийство он таким образом готовит
Tags: заметки френолога, приметы времени
Subscribe

  • кризисы и диспозитивы транзита

    всего в жизни человека пять стандартных кризисов: роды, то есть, переход "оттуда" сюда, в детство, затем юность, то есть, переход от детства к…

  • перечитывая Д.Винникота

    самая жуткая версия перехода по Д.Винникоту, безусловно - дети, чья мать умерла родами или от них отказалась, он такие случаи даже не рассматривает,…

  • exercises in political theology: артисты и политика

    так ли случайно, кстати, что Гитлер начинал как живописец, а Сталин как поэт, т.е. как люди искусства? - ни тот, ни другой, кстати, не были…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment