?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
страницы из дневника: Ljubljana, 2017 
20th-Aug-2017 06:03 pm
комод
21.07.2017. когда-то почерпнул у Мераба Мамардашвили мысль, которая меня поразила своей одновременно ясностью и глубиной: подобно тому, как необходим орган зрения для того, чтобы видеть, или орган слуха для того, чтобы слышать, необходим и какой-то особый орган для того, чтобы понимать (сколько понимаю, Фуко назвал диспозитивами именно такие органы), какие-то из таких органов дадены человеку от природы и формируются сами собой, а какие-то требуют специального тренинга, социализации в какой-то контекст, который надо конструировать и поддерживать специально

затевая полтора года назад семинар "Введение в политтеологию", я не ожидал, что аудитория сломается на переходе от личных к институциональным форматам власти, точно так же, судя по всему, аудитория ломается, когда я начинаю говорить о календаре и разметке времени как предпосылке всякого возможного договора: похоже, что у теперешнего россиянина просто нет органов, чтобы такое понимать

бывают, разумеется договора, которые заключаются бессрочно или на вечные времена, такие договора, однако, скорее декларация о намерениях, потому что отношения, предполагаемые договором, непременно by default локализованы во времени, иначе его исполнение невозможно проверить, оттого-то в тех нечастых случаях, когда de facto договор бессрочный, de jure указывается какой-то срок, который по обычаю считается эвфемизмом для неотменяемой сделки

животные, особенно домашние, вообще говоря, тоже способны формировать отношения, которые для внешнего наблюдателя (человека) выглядят как договор, во всяком случае, они способны вырабатывать консенсус относительно границы, разделяющей их партикулярные "сферы влияния", который потом сохраняется относительно долгое время

тем не менее, эти отношения всегда эксклюзивны, они не только не предполагают коалиции, формирование которой является функцией договора, но и заведомо ее исключают, предполагая, напротив, непременный латентный конфликт между сторонами, который становится явным в случае нарушения границы, составляющей предмет консенсуса, более того - эта граница никогда не бывает виртуальной, она всегда имеет какое-то материальное воплощение, очень часто даже рукотворное: во время оно, когда у меня была собака, сразу же по переезде на дачу она обегала участок вдоль забора, оставляя какие-то свои, понятные только другим собакам метки, т.е. граница ее территории совпадала с границами дачного участка,

такой же материальной границей, как забор, окружающий дачный участок, является река или железнодорожная насыпь, поэтому обитатели территорий, расположенных по разные их стороны, все равно, животные или человеки, которые тоже животные, только политические, by default рассматривают друг друга как стороны конфликта


человек, как известно, тоже животное, пусть даже политическое, а не хищное или травоядное, поэтому достаточно часто оказывается вовлечен в конфликты, предметом которых служат границы, у человеков эти конфликты разрешаются сначала как у животных, на уровне консенсуса о границе в пространстве, а затем уже на уровне договора, который этот консенсус закрепляет во времени

основанием для консенсуса о границе служит линия обороны, на которой удалось остановить претендента на спорную территорию, обычно это какой-то природный рубеж - река, например, договор придает консенсусу о границе статус общего блага, тем самым обеспечивая воспроизводство этого консенсуса

думаю, что г-жа NN права: с ненужными людьми надо расставаться без колебаний и поисков алиби
Comments 
20th-Aug-2017 03:55 pm (UTC)
Интересно про переход от личных к институциональным форматам. Похоже, что возникает несхватываемая в один момент сложность, к которой надо привыкнуть, и для осознания которой надо провести определенную работу. Действительно, мы с трудом ее воспринимаем.
This page was loaded Nov 24th 2017, 9:37 am GMT.