?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
страницы из дневника: Ljubljana, 2017 
20th-Aug-2017 05:28 pm
комод
18.07.2017. термин "административный рынок", конечно, эвфемизм, на самом деле следует читать "коррупция", притом особого рода, системная, а не локальная, т.е. кое-где, порой и в отдельных случаях, таким же точно эвфемизмом, камуфлирующим истинный предмет описания, является термин "промыслы", на самом деле это "теневые" хозяйственные практики, то есть, ключевое значение сохраняет оппозиция "набег/рэкет", прочее вторично и как фишка ляжет 19.07.2017. рэкет, в отличие от набега, элементарные формы которого можно наблюдать у животных и в детской песочнице, т.е. регулярное взимание заранее известной и согласованной дани - достаточно сложная социальная конструкция, своего рода точка перехода от natural к civil социальному порядку: прежде всего, рэкет предполагает какой-то договор, обязывающий обе его стороны к соблюдению определенных "правил игры", конфликт между князем Игорем и древлянами возник именно потому, что князь эти правила перестал соблюдать, рассматривая полюдье как частный случай набега, его и казнили как человека, нарушившего договор, "по понятиям", у древлян было такое право всякий договор, в свою очередь, предполагает известное, хотя и не безусловное, равенство сторон, т.е. субъект-субъектное, а не субъект-объектное, как при набеге, отношение между сторонами, именно поэтому княгиня Ольга обошлась с древлянами как с врагами, а не бунтовщиками: уничтожила их элиту и присоединила их территорию к своим владениям, одновременно заключив брачный союз с дочерью их правителя, так в те далекие времена обеспечивали легитимацию завоеваний кроме того, всякий договор предполагает какие-то гарантии их исполнения, а соответственно - третью сторону, обеспечивающую такие гарантии, это могут быть пресловутые "понятия", т.е. исторически сложившиеся представления и обычаи, какой-нибудь сосед, одинаково влиятельный и значимый для обеих сторон договора, а также божество, именем которого клянутся, если оно у сторон договора общее, простейший договор предполагает, что при его нарушении обеим сторонам грозит неминучая гибель, отсюда практики обмена заложниками, из которых выросла посольская служба, или жестоких расправ с нарушителями договора, сохранившаяся до нашего времени древние и архетипические социальные конструкции, такие как договор, для современного человека выглядят как чистая привычная условность, почему эта условность работает и так распространена, современный человек, как правило, уже не понимает, отчего довольно-таки легко относится к нарушению договора, между тем, изначально и в своем основании договор - одна из транзитивных практик, обеспечивающих совладание с пограничной ситуацией, близкая родня помогающих практик и, особенно, teambuilding'а, который непременно предполагает какой-то договор между членами команды такой договор заключают, потому что у каждого из потенциальных членов команды есть проблема, которую нельзя ни игнорировать, ни решить как-то иначе, это всегда вынужденная мера, позволяющая, по крайней мере, "остаться при своих", иногда попросту в живых и на свободе, гарантией такого элементарного договора, очевидно, является возобновление пограничной ситуации в случае его нарушения, именно поэтому односторонний выход из договора кого-то одного справедливо рассматривается как источник явной и непосредственной угрозы для всех прочих, стигматизируется как предательство и соответствующим образом карается в самом общем виде договор непременно предполагает календарь, т.е. священную и неприкосновенную (или универсальную и само собой разумеющуюся) разметку времени, поэтому, скорее всего, является результатом "инсайта", а не экстраполяции и рационализации каких-то примордиальных сценариев поведения: природный социальный порядок не предполагает договора, животные, дети и плохо социализованные аутсайдеры попросту не способны понять, что это такое, именно поэтому, думаю, нарративы договора занимают такое важное место в сказках, эпических сказаниях и священных книгах секуляризация, конечно, лишает календарь священного и неприкосновенного статуса, превращает его в однородный и содержательно пустой ряд позиций, вследствие чего события будущего и прошлого утрачивают статус реальности, их место занимают чисто субъективные конструкты - память и проект, которые не только превращают договор в условность, но и придают астрологии статус дисциплины, позволяющей структурировать историческое и биографическое время как развертывание какого-то интерсубъективного сценария, собственно, концепция времени, которую предлагает астрология, и есть прототип всякого возможного календаря это, конечно, предварительная и очень приблизительная формулировка, но пока лучше не получается, да и у Бергера с Лукманом они не лучше, буду еще думать и править 21.07.2017. истории о гуннах, норманнах или морских пиратах свидетельствуют, что все они очень хорошо знали и умело эксплуатировали "понятия", которыми руководствовались их жертвы, по-видимому, были советники из местных, но при этом, как всякие аутсайдеры, ни в грош не ставили договора, которые заключают, в результате проиграли, не оставивши по себе ничего, кроме нравоучения: "погибоша аки обре", как не без удовлетворения заметил летописец история, которую рассказывает Гомер в "Илиаде" или Пушкин в "Сказке о золотом петушке", тоже, в общем, про неисполнение договора и его следствия: так уж устроена природа власти, что договора святы
This page was loaded Dec 16th 2017, 1:02 pm GMT.