?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
страницы из дневника: Ljubljana, 2017 
20th-Aug-2017 04:59 pm
комод
15.07.2017.
вспоминая давешнее интервью с историком Юрием Слезкиным, автором книги "Дом Правительства" о первом поколении большевиков и их детях (хорошо бы ее, конечно, прочитать, когда выйдет на русском языке, а то и отрецензировать), думаю о том, что официальная "сталинская" версия отечественной политической истории в своем роде совершенство: она не допускает ни развития, ни ревизии, ни тем более, фрагментации, трактовки как множества краткосрочных и, в общем, случайных эпизодов, а только интегральное принятие на веру как предмета исповедания или такое же, чисто на веру, отвержение, потому что критическая реконструкция этого специфического предмета требует разума, соизмеримого с разумом его создателя, а тот все-таки был гений

желание "отмазать" второе и третье поколение советских элит, конечно, трогательно, но оно ничего не отменяет, большевики, допускаю, не передали детям свою веру, но они передали детям свой статус в обществе, тем не пришлось начинать ex nihilo, а главное - они передали детям государство, точнее, диспозитив господства и лидерства, который они создали, вот отчего я вполне понимаю Мединского: официальная "сталинская" концепция отечественной истории достижение, которым серьезный политический теоретик не может пренебречь, не рискуя вовсе утратить свой предмет, остаться лицом к лицу с множеством фактов, которые всяко лучше рассматривать издалека и в целом

история советского государства, безусловно, обладает собственной внутренней драматургией, но ее продуцирует не разрыв между поколениями, об этом вы расскажите кому-нибудь, кого здесь не стояло, а чисто структурные конфликты, имманентные тем диспозитивам власти, которые были унаследованы от непосредственных участников революции: с одной стороны, конфликт между взаимоисключающими императивами политики, идеологемами советского государства как аппарата и как империи, о чем я где-то тут уже написал, а с другой - между упованием коммунистического "светлого будущего" и реальностью этой самой политики, именно эти конфликты обусловили уже во втором поколении советских элит раскол на верующих "ортодоксов" и прагматичных "технократов", который и привел к ликвидации советского государства внуками его создателей

политический режим, именуемый "советская власть", просуществовал ровно столько же, сколько любая другая удавшаяся теократия - три поколения, за которые первоначальный чисто религиозный проект был конвертирован в секулярные диспозитивы власти, сегодняшнее российское государство не антипод революции, а её законный наследник

между событиями 1917 и 1991 года есть, конечно, как сходство, так и различия: сходство состоит прежде всего в том, что в обоих случаях произошло достаточно быстрое и заметное переформатирование государства, сопровождаемое столь же радикальными переменами в социетальной идентичности населения, в первом случае на место былых русских пришли советские, во втором советские уступили место многим разным, даже русские оказались какими-то другими, не теми, что прежде, а новыми, т.е. в обоих случаях произошла революция, а не государственный переворот, различие же, притом весьма существенное, состоит в том, что революция 1917 года означала на практике весьма существенный, хотя и не абсолютный, разрыв в преемственности элит, тогда как революция 1991 года ничем таким не отмечена, у власти и при собственности осталась старая советская "номенклатура" или их чады и домочадцы, более того, попытки тех, кто не входил в эту привилегированную категорию, принять участие в разделе советского наследия были пресечены самым непосредственным образом

этим летом на улицах Любляны стала слышна русская речь, похоже, мы с женой снова образцовый "средний класс" и даже медиана распределения: элитная публика перебралась в Словению лет уже 7 как, не меньше, массовый заезд начинается только сейчас

снова про интервью с Ю. Слезкиным: как и большевики первого поколения, Св. Апостолы тоже были "сектантами-милленаристами" и женатыми людьми, поэтому учение Иисуса из Назарета вполне могла бы постигнуть та же судьба, что и учение Маркса-Ленина, оно вполне могло уже во втором поколении "верных" стать исповеданием каких-нибудь небольших и сугубо маргинальных сообществ, если бы не Св.Апостол Павел, которые обеспечил институционализацию соответствующих моделей стратегической рефлексии, благодаря чему превратил иудейскую секту во вселенскую церковь,

в истории советского государства примерно ту же самую роль пытался сыграть И.В.Сталин, который не только учредил реальный посмертный культ Ленина, но и рассматривал Партию как аналог военно-монашеского ордена, из этого, как и из строительства Дворца Советов, который должен был стать его кафедральным собором, по самым разным причинам ничего не вышло, но замысел "вождя и учителя", сколько понимаю, был примерно таков

во всяком случае, вечный спутник революций, долговременный и крупномасштабный политический террор, практиковавшийся в Советском Союзе на протяжении нескольких десятилетий, до самой смерти Сталина, а отчасти и позже, трудно рассматривать как проявление чьей-то личной психопатии, на мой взгляд, это сугубо религиозный феномен, даже если инициаторы и непосредственные участники террора трактовали его как-то иначе

сколько понимаю, Партия, трактуемая как воплощение завета между ее лидером и законами истории, прежде всего должна была оставаться носителем корпоративного авторитета и благодаря этому обеспечивать успешное решение проблем, связанных с транзитом власти от одного поколения руководителей другому, в Китае именно благодаря статусу Партии этот транзит пока удается обеспечить, в Советском Союзе после смерти Сталина это стало проблемой, отчего и все остальное - сначала хрущевские импровизации, потом брежневская имитация, а потом и вовсе деградация политического режима и новая революция
This page was loaded Nov 24th 2017, 9:30 am GMT.