?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
exercises in political theology: право как таковое 
13th-Dec-2016 10:03 pm
комод
сколько понимаю, у древних классических иудеев был закон, т.е. правила, обязательные к исполнению, но не было права, не уверен также, что нечто подобное было у древних римлян (исключая, наверное, право обратиться в суд, которое отнюдь не было универсальной нормой), думаю, право в собственном значении термина появляется только в условиях монархии сначала как личное, а позднее сословное исключение из закона,* возникновение которого замечательно представлено в повести Марка Твена "Принц и нищий": по закону, в присутствии короля все обязаны стоять, но для одного из героев на основании личных заслуг сделано исключение - он имеет право в присутствии короля сидеть, если, конечно, готов пойти на риск, сопряжённый с использованием этого права на практике

точно так же у меня когда-то было право курить в здании чикагского Illinois Center, этим правом меня наделил лично владелец здания, но я, понятное дело, воспользовался им только однажды, во время разговора с этим человеком, когда, собственно, такое право и получил, так-то я всегда соблюдал закон, т.е. курил на улице у входа, в советское время ветераны ВОВ имели право на получение разных услуг без очереди, т.е. в нарушение общепринятого неписаного закона, был даже анекдот, будто ветеранам предоставлено право переходить улицу на красный свет, анекдот злой и несправедливый, но хорошо демонстрирует статус права как исключения из закона

первоначально правА были только у суверена, потом у отдельных его приближённых, ещё потом, уже гораздо позже, у определённых сословий (в США, например, закон предусматривал права, отличающие арест свободного человека от поимки беглого раба, отсюда пресловутое "зачитай ему права"), и только французская революция конца 18 - начала 19 века сделала право всеобщим достоянием, тем самым, с одной стороны, уравнивая "третье сословие" с былыми эксклюзивными обладателями прав, аристократией и духовенством, а с другой - упраздняя специфику самого этого понятия, откуда уже характерное для нашего времени неразличение права и закона

тем не менее, любая нормативная декларация прав, будь то права человека и гражданина от 1789 года, просто человека от 1948 года или, например, гражданина Российской федерации от 1993 года, определяет права именно как виды действий, которые Законодатель, а это республиканский псевдоним суверена, выводит из-под действия всякого возможного закона, эпитет "неотъемлемые", который в таких случаях обычно предшествует существительному "правА", только подчёркивает, что эти права, в принципе, могли бы и всегда могут быть отняты, но суверен или его полномочный представитель на своей инаугурации клятвенно обязуется этого не делать

отсюда, в частности, норма так называемого "поражения в правах", восходящая к изначальному и действительно неотъемлемому праву суверена наделять правами или их лишать, идиома "качать права", отсылающая к специфическим практикам и контекстам их защиты, а также концепция естественного права, которая, по сути дела, констатирует существование действий, на которые закон не должен распространяться в принципе, независимо от позиции суверена, потому что это несообразно с природой человека как живого существа: попросту говоря, всякий человек, пока жив, всё равно будет уклоняться от исполнения соответствующей нормы, не так, так этак

понятно, что в условиях глубокой и стойкой аномии, когда закон не соблюдается вовсе или соблюдается от случая к случаю, а также, тем более, долговременного и крупномасштабного транзита и кризиса, т.е. "чрезвычайного положения" по Шмитту и Агамбену, когда закон проблематизирован априори, термин "право" утрачивает своё специфическое значение и становится просто расхожей метафорой порядка в его отличии от полного бардака, понятно также, что право на протест, которое обсуждалось ранее - норма до крайности двусмысленная: номинально это привилегия, разрешение суверена критиковать свои решения или даже вступать в конфронтацию с их исполнителями, однако использование этой привилегии на практике означает признание сложившихся отношений власти, хотя и в хорошо камуфлированной форме
Comments 
13th-Dec-2016 09:14 pm (UTC)
Кажется, про это же:

'But the word 'liberty' has to be defined. Here, it means not so much individual liberty, the normal criterion in the 'free world' of today, but rather the liberty of groups. It is no accident that the Middle Ages spoke much more of libertates (liberties) than of libertas (liberty). In the plural, the word meant very much the same as privilegia (privileges) or jura (rights). Liberties, in fact, were the franchises of privileges protecting this or that group of people or interests, which used such protection to exploit others, often without shame'. - Бродель, "Грамматика цивилизаций".

Edited at 2016-12-13 09:14 pm (UTC)
13th-Dec-2016 09:19 pm (UTC)
спасибо, Броделя, конечно, читал, но про это место забыл
14th-Dec-2016 12:06 am (UTC)
Большое спасибо за исключительной ясности текст. Я вас читаю постоянно, комментирую в жж редко, но тут просто невозможно промолчать - блестящий разблр. Спасибо.
14th-Dec-2016 07:13 am (UTC)
спасибо за внимание, дописал ещё два абзаца, если интересно, взгляните
14th-Dec-2016 08:23 am (UTC)
*) строго говоря, какой-то тренд от закона к правам у древних римлян был, но уже в период кризиса республики: например, попытка Калигулы сделать свою лошадь сенатором, пусть даже сугубо виртуальная, вполне может рассматриваться как одно из первых посягательств на установление особых прав суверена
14th-Dec-2016 10:27 am (UTC)
вспомнилось, как Гуливер описывал Лапутянию и реакцию суверена на протест, две меры, повесить остров и закрыть свет, или островом накрыть протестантов. Радикальный вариант использовался редко - потому что дно карающего острова портилось...
14th-Dec-2016 10:29 am (UTC)
вообще, читаю временами новости из РФ и одна Лапутяния приходит на ум. И про йеху, и про философов с хлопальшиками. Да и описание академии наук там в унисон Вашим комментам.
This page was loaded Nov 24th 2017, 9:39 am GMT.