?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
exercises in political theology: теневые практики 
13th-Dec-2016 05:41 pm
комод
продолжаю размышлять о феномене "теневой экономики", "теневого лидерства" и вообще о "теневых" социальных отношениях или практиках, возникших, сколько понимаю, одновременно с государством, представляющих собой его зеркального двойника ("doppelgaenger", как сказал бы Отто Ранк, "карнавальное инобытие" или как-то так по М.Бахтину) и в совокупности образующих достаточно точное подобие юнгианской дихотомии "маска/тень", включая специфическую динамику отношений между этими идентичностями субъектов политической власти, отсюда уже перспектива трансформации Левиафана в Бегемота: "в норме" теневые фигуры и практики оттесняются на периферию общества, "в патологии" же, т.е. в условиях кризиса власти, вступают в прямую конфронтацию с публичными и даже стремятся перенять их социальные функции, т.е. сделаться альтернативным центром общества

сколько понимаю, одна из первых попыток зафиксировать этот феномен на дискурсе - фигура Вотрена в "Человеческой комедии" Бальзака, позднее, по мере укрепления государства и расширения его полномочий, "теневые" отношения, фигуры и практики стали не только очень важным фактором повседневной социальной динамики (отсюда популярность "теории заговора"), но и послужили основанием для формирования весьма продуктивной литературной или, позднее, кинематографической традиции, примеров тут не счесть, более того, революции оттого и происходят внезапно, что это всегда "переворот", т.е. обмен ролями между публичными и "теневыми" идентичностями субъектов власти (так сказать, доктором Джекилом и мистером Хайдом) в момент, когда их влияние на развитие политической ситуации примерно одинаково, образцовая иллюстрация к так называемой теории катастроф
This page was loaded Nov 24th 2017, 9:42 am GMT.