инфор

обращение к читателям

на вопрос, для кого я всё это пишу, который время от времени задают посетители моего блога, отвечаю: это всё я пишу для себя, мой блог - это мой личный дневник, куда я записываю то, что мне кажется необходимым, так, как считаю нужным, если у кого-то мои записи вызывают раздражение, насмешку, желание меня лечить и учить или ещё какой-нибудь деструктивный аффект, то этому человеку разрешаю меня не читать, всем будет только лучше
комод

кризисы и диспозитивы транзита

всего в жизни человека пять стандартных кризисов: роды, то есть, переход "оттуда" сюда, в детство, затем юность, то есть, переход от детства к зрелости, mid-life кризис, климакс, т.е. переход от зрелости к старости, и агония, т.е.переход отсюда "туда", случаются, конечно, и другие, но эти пять обязательно и у всех, каждый кризис предполагает собственный диспозитив перехода (transitional object по Винникоту) и собственный объект сепарации, при пост-родовом кризисе это собственное тело и мать, точнее, материнская грудь, в юности семья и сцена, при mid-life кризисе сложившаяся повседневность и не знаю, что, это подумать надо, в климаксе, наоборот, сцена и семья, в агонии тоже наоборот, собственное тело и мать, точнее, женская утроба, отсюда множество характерных архетипических образов и сюжетов
комод

перечитывая Д.Винникота

самая жуткая версия перехода по Д.Винникоту, безусловно - дети, чья мать умерла родами или от них отказалась, он такие случаи даже не рассматривает, потому что они не вписываются в его теорию промежуточных объектов как субститутов материнской груди, точнее, вписываются, конечно, но как-то совершенно иначе, думаю, что к глубоким и стойким аддициям от трансовых состояний склонны как раз такие

самую первую свою пограничную ситуацию человек, очевидно, переживает при родах, от отказа систем жизнеобеспечения где-то перед началом схваток до глубочайшего, практически терминального кризиса к моменту появления на свет, воспоминание о котором, скорее всего, и артикулировано как мифологема "первичной катастрофы", соответственно, самый ранний транзит, который нам приходится совершить, это совладание с тотальной депривацией и беспомощностью новорожденного, что прежде всего предполагает идентификацию собственного тела как промежуточного объекта, замещающего материнскую грудь

лично мне важен вот именно этот схематичный сценарий, фабула перехода, которая, как говорится, многое объясняет, а вовсе не разные конкретные факты, которые я по жизни знаю и так

никто из психотерапевтов (ну, почти) реально не был там, откуда приходят и куда уходят их пациенты, в той повседневности, где возникает состояние немощи/неволи, немногого стоят и их оценки

Винникот, конечно, обладал потрясающей эмпатией и на дух не переносил мамаш, это позволило ему понимать детей, проблемы пубертата и подростков он понимает не в пример хуже

подросток тоже нуждается в сепарации, однако, в отличие от младенца, не от матери, а от семьи, для этого тоже нужен промежуточный объект, таким объектом является сцена, посредством выхода на которую достигается социальное признание

сирота тем неудобно отличается от нормального человека, что у него/неё в анамнезе не было и даже не могло быть сепарации ни от матери, ни от семьи, просто в какой-то момент за достижением соответствующего возраста исчезла необходимость чего-то такого: можешь - не можешь, а приходится как-то жить

что, собственно, мы знаем о транзите? - из работ психотерапевта Donald Winnicott: что существуют особые диспозитивы транзита, промежуточные объекты; из работ социолога Erving Goffman: что существуют особые диспозитивы транзита, интерактивные фреймы; из работ социолога Michael Mulkay: что существует особые сценарии развития событий, обеспечивающие транзит на практике; наконец, из работ культурантрополога Victor Turner: что существуют особые публичные ритуалы, посредством которых достигается оповещение о состоявшемся транзите и его социальное признание

"по жизни" так получилось, что мне пришлось часто иметь дело с медиками самого разного профиля, и я им всегда доверял, всегда следовал их предписаниям, сейчас думаю, что зря, я бы избежал многих проблем, если бы этого не делал: клиника прежде всего институт полицейский, где-то даже репрессивный, уже потом и постольку место, где лечат
комод

записки "пикейного жилета"

посмотревши "Настоящее время": постепенная, но очевидная регрессия в архаику, к схватке воинской дружины с толпой разъярённых женщин, к фабулам античной комедии, к ситуации, для мужчин очевидно унизительной, это, конечно, ловушка, потому что разойтись они уже не смогут, но и одолеть друг друга тоже, значит, к стабильности уже не вернутся, момент упущен
комод

немного об искусстве

вопреки распространённому и настойчиво тиражируемому предрассудку, наиболее адекватный спектатор произведений искусства - человек неискушённый, даже примитивный, эмпатически идентифицирующий себя с героями истории, которую ему/ей рассказывают или показывают, чистосердечно готовый растерзать, по крайности, расстрелять злодея на экране/на сцене или посмеяться над мизансценой, которую рассматривает как абсурдную, а по завершении спектакля испытывающий характерный аффект, в просторечии именуемый "катарсис", впору даже поздравить в старинной российской манере "с облегчением-с", в этой идентификации спектатора с героями спектакля, скорее всего, и состоит первичная социальная функция искусства, остальное уже детали заказа или его исполнения, встречаясь с артефактами "совриска", такой простодушный спектатор практически мгновенно и совершенно правильно заключает, что артисты его дурачат, похихикивая про себя

в терминах Лакана, стремление заниматься искусством, пожалуй, симптом, а характер и содержание конструируемых артефактов - фантазм, собственно, произведение искусства это более или менее техничная артикуляция личных фантазмов артиста, технике можно научиться, это цена входного билета, а вот по фантазмам либо совпадать с какой-то публикой, либо эмпатически их считывать, либо, наконец, имитировать чьи-то чужие фантазмы, перспективу успеха в искусстве определяют размеры и статус этой публики

теперешняя инструментальная музыка, кстати, тем более, консервированная, предназначенная чисто для прослушивания - достаточно поздний феномен, в некоторых областях она появилась только в 20-е годы минувшего века, вместе с индустрией грамзаписи, до этого музыкант был и зачастую остаётся сегодня одним из персонажей спектакля, разыгрываемого в храме (литургия), на театральной сцене (опера, концерт) или в домашних ("камерных") условиях
комод

exercises in political theology: артисты и политика

так ли случайно, кстати, что Гитлер начинал как живописец, а Сталин как поэт, т.е. как люди искусства? - ни тот, ни другой, кстати, не были бездарностями, в других исторических контекстах вполне могли бы сделать неплохую карьеру, читал когда-то, будто император Нерон распорядился поджечь Рим, желая полюбоваться зрелищем, более того, считал себя прежде всего артистом, мастером перформанса, как бы мы сказали сегодня, уже потом субъектом власти, прав, конечно, был великий Аристокл, предлагая изгнать из своего идеального государства артистов: поломают всё, дай им волю
комод

перелистывая фейсбук и читая политаналитику

ЕС, конечно, классическая империя, т.е. политико-финансовый холдинг, в структурном центре которого либерал-демократическая теократия, вот отчего пределы его расширения, как и у всякой "пирамиды", конечны, более того, системный кризис начинается, когда империя достигает своих естественных границ: обществ, которых предлагаемые ею бонусы почему-либо не увлекают

дальше всё строго по Валлерштейну: если в метрополиях империи либеральная демократия - выбор добровольный, то на её периферии он неизбежно становится принудительным, приобретает формат идеологически мотивированной диктатуры, на практике, это, конечно, неразрешимая дилемма и схизма
комод

прагматика искусства

once upon a time, беседуя с приятельницей, я определил искусство как зрелище в рамке, сегодня добавил бы, что мотивацию к созданию подобных артефактов определяет вовсе не пресловутый "талант", который неизвестно что такое, а нечто гораздо более распространённое и узнаваемое: стремление к так называемой трансгрессии, т.е. к выходу за границы повседневной жизни, которые, собственно, и репрезентирует эта самая рамка

если так, наклонность к какому-нибудь из искусств, всё равно, в качестве автора или зрителя - симптоматика особого рода состояний, которые психотерапевты и психиатры именуют пограничными, обычно они связаны с расщеплением идентичности на две конфликтующие ипостаси, "маску" и "тень", баланс между которыми, собственно, и обеспечивает опыт искусства, вот почему, вероятно, в артсообществах так широко практикуется употребление различных волшебных снадобий, которые обеспечивают тот же самый эффект

те же самые состояния, однако, определяют рациональность действий, ведущих к устройству революций, скандалов и терактов, для их инициаторов или активных участников такого рода практики - функциональные эквиваленты искусства, отчего достаточно часто вступают с ним в симбиоз

касательно социальных функций простейшее из искусств, конечно - изобразительное, живопись и графика, окно в "иной мир", позволяющее туда заглянуть, остальное уже эксплуатация диспозитива в тех или иных контекстах, более сложное искусство театр, сценический перформанс, скорее всего, являющийся прототипом изобразительного искусства, позволяет не только заглянуть в "иной мир", но и там побывать, актёрам, во всяком случае, самое сложное из искусств, конечно, музыка, тоже, конечно, "иной мир" и прочее такое, но ещё всякие социогенные эффекты, позволяющие догадаться, в чём смысл искусства вообще

понятно, что молодой человек, который пытался стать музыкантом в 70-е, рассчитывал таким образом попасть не только на сцену, но и в "иной мир" богемы, но почему именно музыкантом? - почему не живописцем или поэтом, как полутора-двумя десятилетиями раньше?