exercises in political theology: советская философия

советская философия, которую я помню (не факт, разумеется, что хорошо и что ничего не проецирую) выполняла примерно те же самые функции, что средневековая теология: экзегеза священных текстов, только уже не Библии, а Маркса и Ленина, идентификация ересей (именуемых уклонами, если групповуха, или, если что-нибудь личное, идеологическими ошибками), обоснование божественного права Партии на абсолютную и безусловную светскую власть, разрешение казусов, возникающих в процессе осуществления этой власти, и прочее такое, выход за границы этого формата мало того, что был весьма чреват, но и неисполним чисто технически, для этого попросту не было ни контекста, обеспечивающего хотя бы элементарную легитимность, ни дискурса, позволяющего артикулировать сколько-нибудь сложную мысль

этого счастливого времени я, правда, не застал, если только его реликты, но много слышал о нём от старших товарищей, оттого хорошо представляю себе тот реальный контекст, в котором складывались практически все инновации, в конце концов разрушившие идеологическую монополию марксизма и тем обеспечившие исход отечественных интеллектуалов в какие-то иные контексты, в которых советская философия и её концепции выглядят уже чистым курьёзом

создание ИМРД, как прежде ИКП, а затем ИФЛИ, на мой взгляд - свидетельство тому, какую важную функцию в советской политической системе выполнял идеократический проект, временами прораставший обычными технократическими идеологемами типа «научное управление обществом»: предполагалось, причём, как говорят актёры, «на полном серьёзе», что правитель (всё равно, физлицо или коллектив) будет обращаться к руководству института с консультативными запросами, а коллектив института, в свою очередь, проводить всякого рода исследования, позволяющие на эти запросы отвечать

таким образом, как предполагалось, будет обеспечена рациональность и эффективность управления процессом строительства социализма, а в перспективе и превращение СССР в «доминанту» глобальной системы, т.е. осуществление пресловутой мировой революции, не случайно в руководстве института были хорошо представлены выходцы из ещё старых коминтерновских кругов, впоследствии от ИМРД отделился целый кластер специализированных think tanks, но это ничего не изменило в общем дизайне проекта

в принципе, вполне разумный проект, который вполне мог бы осуществиться на практике, если бы советское государство и на самом деле было идеократией, а не очень сложной композицией разных проектов, сложившейся в результате гражданской войны и перманентно готовой рассыпаться, тем не менее, именно технократический проект оказался инструментом, позволившим разрушить социалистическую криптотеократию изнутри

своеобразная политическая конструкция, сложившаяся в СССР в результате революции, предполагала своего рода двоевластие, очень похожее на дуализм вероучительной ортодоксии и поместной церковной иерархии в христианстве - баланс влияния между идеологами, определяющими цели транзита, и прагматиками, определяющими его средства, гарантией этого баланса в СССР являлся глава партии, исполняющий функции модератора, похоже, как уже сказано, что подобная дуальная конструкция - общее правило и в других пост-революционных контекстах: отсюда, в частности, парадоксальный альянс между неолиберальными финансистами и спецслужбами, определяющий дизайн теперешнего отечественного политического режима

гениальность, не побоюсь этого слова, отцов-основателей ММК, ГП и Мераба прежде всего, состояла в том, что они догадались приспособить идеократический проект с его systems approach к нуждам отдельного человека, строящего групповое, если это лидер, или даже своё персональное «светлое будущее», англоязычную версию термина привожу специально для того, чтобы предупредить иллюзию, будто это какая-то чисто туземная затея, мысль эта, кстати, у меня оформилась на одном из публичных выступлений Валерий Подорога лет тому двадцать назад, не утверждаю, что правильно его понял, тем не менее, на источники вдохновения тоже надо ссылаться

отважусь даже сформулировать общее правило: революция всегда, сразу или по результатам гражданской войны, вынуждает к компромиссу между крипто- или натуральной теократией идеологов и технократией практиков управления (осуществления власти в экономической, политической и военной сферах), которые постепенно разрушают теократию изнутри, сначала придавая исходным предметам веры рациональный формат, потом их корректируя сообразно текущей ситуации, ещё потом вытесняя какими-то другими - например, заменяя марксизм на неолиберализм, а утопию коммунизма на утопию же свободного рынка 

тем самым постепенно создаются предпосылки для обыкновенного секулярного авторитарного политического режима, не случайно же всякий серьёзно настроенный революционный авангард видит в технократах своего злейшего врага, процессы такого рода мы могли наблюдать в СССР, наблюдаем в Китае и, как можно предположить, в Иране или на Кубе, очень может быть, что это действительно общее правило

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded