?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
страницы из дневника: Ljubljana, 2017 
20th-Aug-2017 11:51 am
комод
16.06.2017. продолжая читать книжку, в которой Жак-Ален Миллер пересказывает и комментирует семинары Лакана: прочитавши очередную главу, сначала понимаю, что не понял ничего, потом понимаю, что это такой специальный язык, специально затрудняющий понимание, чтобы участие в семинаре или чтение публикаций реально вынуждало к рефлексии, еще потом становится понятно, что Лакана, как его понимает комментатор, вполне можно пересказать языком социологии дискурса, получается на редкость стройная, внятная и убедительная реляционная концепция неврозов и психологи

выстраивая эту концепцию (правильнее, конечно, было бы сказать не "выстраивая", а "проецируя в сознание публики"), Лакан остается типичным представителем структуральной антропологической (в самом широком значении термина) традиции, сложившейся как раз в 60-е: непосредственной действительностью психики (как и социального действия) становится дискурс, аналитика которого предполагает сетку заранее сконструированных бинарных оппозиций

следуя этому типовому сценарию, Лакан расщепляет дискурс пациента на симптом и фантазм, а также упрощает традиционную нозологию расстройств до трёх, я бы сказал, "патоидентичностей", определяемых исключительно через отношение к партнеру по интеракции, аналитику прежде всего

17.06.2017. раз уж разные серьезные люди пишут о Баталове, мир его праху, выскажусь и я: это, конечно, был очень редкий случай настоящего актера, не по семейной традиции, хотя она у него была, тем более, не по выучке и профессии, как подавляющее большинство тех, кого мы видим на сцене или экране, а по своей природе (вот как Фаина Раневская, например, тоже выглядел органично в какой угодно роли, даже самой условной), между тем, такие люди всегда загадка, никогда не понятно, что там у них внутри, наверное, у покойного была какая-то удивительно интенсивная и богатая внутренняя жизнь, совершенно непохожая на то, что можно было видеть на сцене или экране, но мы о ней никогда не узнаем, если только вдруг не обнаружится какой-нибудь совсем уже тайный дневник

роли Баталова я не особенно ценю, потому что это всегда "второй номер" при какой-нибудь замечательной женщине и реально известной актрисе, как бы такая проекция вовне ее собственных фантазмов: при героине Татьяны Самойловой в фильме "Летят журавли", героине Ии Савиной в фильме "Дама с собачкой", героине Веры Алентовой в фильме "Москва слезам не верит", не помню, кто там был партнершей моего героя в других фильмах, но тоже что-то такое, примерно такой же проекцией женских фантазмов был Вячеслав Тихонов, каким мы его могли видеть на экране, только что как актер слабее

фильм "Дама с собачкой", который коллеги и френды выделяют как шедевр, никогда не мог смотреть сколько-нибудь долго, потому, наверное, что больше десяти лет жил с Ией Савиной в одном доме и даже в соседних подъездах, регулярно пересекались, оттого на ее героинь всегда проецировал впечатления от реального человека, не очень мне симпатичного, единственное исключение из этого ряда фильмов с Баталовым, разумеется, "Три толстяка", не столько сам по себе шедевр, сколько демонстрация того, что покойный мог быть и каким-то совсем другим
This page was loaded Dec 15th 2017, 2:20 am GMT.