?

Log in

No account? Create an account
Андрей Игнатьев
exercises in political theology: размышления вслух 
12th-Mar-2017 09:29 am
комод
значение книги Э.Канторовича «Два тела короля» прежде всего состоит в демонстрации социального контекста, благодаря формированию и воспроизводству которого чисто теологическая конструкция vicarius Dei превращается в условие sine qua non определённых политических институтов - сначала монархии, а затем и nation-state как её преемника, помимо которых понятие суверенитета либо не имеет смысла, либо превращается в алиби для личного произвола властителей, наверное, чтобы понять эту книгу, надо было самому изнутри наблюдать проблему, которая в ней исследована

обычно суверенитет прикреплён к определённой территории, персона или сообщество обладает суверенитетом только в её границах, однако мыслимы и политические субъекты, чей суверенитет является экстерриториальным: в прежние времена на что-то такое претендовали военно-монашеские ордены, теперь, пожалуй, только вселенская церковь и умма

собственно, с формированием института монархии или, позднее, nation-state система потестарных отношений «дружина/община», которую марксисты называли «военная демократия», а некоторые современные теоретики государства обозначают метафорой «стационарный бандит», не исчезает, а только уходит в подтекст, если можно так выразиться, отношений власти, становится матрицей повседневного дискурса, предпосылкой формирования его метафор, или вытесняется на дальнюю социальную и географическую периферию институтов, откуда возвращается в центр политической системы во время её кризисов, в «лихие 90-е» это всё можно было наблюдать невооружённым глазом

что, пожалуй, особенно интересно, прототипом системы «дружина/община», всякого рода практик «кормления» и прочей политической архаики, которую я впредь буду именовать «потестарная демократия», являются отношения «мать/ребёнок», отсюда уже метафоры «родина-мать» или «мать сыра земля», а также довольно странная мифологема любви политического лидера к народу: община кормит дружину, рассчитывает на неё в ситуациях вторжения или катастрофы, становится для неё прибежищем в годину поражений и бедствий, очень часто общину репрезентируют женщины, чьи дети становятся членами дружины, отсюда уходят в набеги или на битву, сюда, наконец, возвращаются, когда наступает старость

если переход от монархии к nation-state, который, говорят, всё ещё не завершился, сопровождался политическими революциями, то, наверное, такими же революциями должен был бы сопровождаться и переход от «потестарной демократии» к монархии, что про эти гипотетические революции известно? - так называемая папская (или «клюнийская») революция, сколько понимаю, была гораздо позже – или переход к монархии как раз события 9 века AD, а до этого была только его подготовка: идентификация аномалий, накопление полезных мутаций и прочее? - тогда становится понятной, с одной стороны, паневропейская экспансия норманнов, случившаяся как раз в это время, а с другой - их последующее обращение в христианство приобретает достаточно внятные контекст и прагматику

итого, получается четыре базовых матрицы, характеризующих механизмы выработки политических решений, консенсуса между представителями разных социальных категорий и прочего такого: «потестарная демократия», или система «дружина/община», монархия, nation-state, или просто нация, и «революционная теократия», прочее их исторически и географически локальные версии
This page was loaded Dec 17th 2017, 3:42 pm GMT.